Ирина Левина (il_ducess) wrote,
Ирина Левина
il_ducess

Category:

Дом Шувалова-Голицыных на Покровке


Почитаем что пишет про этот дом князь Михаил Владимирович Голицын.(сын Московского губернатора и позднее городского головы). надо сказать, что он один из последних голицыных чье детство прошло в этом доме.

" Дом наш на Покровке (теперь № 38, второй на углу Лялина переулка, если идти к Земляному валу) был выстроен около 1780 года дядей моего прадела, Иваном Ивановичем Шуваловым, известным фаворитом императрицы Елизавет Петровны, покинувшим двор при воцарении Екатерины II и вернувшимся из чужих краев лишь в конце 70-х годов. Говорят, что он не знал, как его примет императрица за его приверженность к Петру III, и решил, как большинство опальных и старых вельмож, поселиться в Москве. Неизвестный, но, видимо, искусный архитектор, по преданию итальянец, составил план дома, который был построен на купленном тогда же Шуваловым участке земли.

Дом на улицу был двухэтажный с двусветной ротондой посередине и с рядом комнат и антресолей по бокам, так что на двор он был в четыре этажа.

На обширном дворе было три каменных флигеля, конюшни, амбар, сараи и довольно большой сад.

Но Шувалов в своем доме так и не поселился: Екатерина вернула ему свое благоволение, сделала его обер-камергером, и остаток своих дней он прожил в Петербурге, где умер в 1797 г. Свой московский дом он подарил своему племяннику, сыну сестры, моему прадеду, князю Федору Николаевичу Голицыну, куратору Московского университета (брату графини В.Н. Головиной, у нее в мемуарах про брата есть немного) и основателю той ветви Голицыных, которые именовались "Голицины с Покровки".
В 1812 г. дом не горел, и в нем, по преданию, жил один из наполеоновских маршалов. Флигеля от пожара пострадали. Точно не известно, долго ли стоял дом с ротондой в два света; весьма, повидимому, скоро прадед такие мало пригодные для жилья хоромы обратил в более удобные. Благодаря этому получилась как внизу, так и наверху целая анфилада комнат, многие из которых были с округленными стенами.

Подъезд к дому был со двора, крытый, в стеклах, из сеней мимо швейцарской попадали в раздевальню, откуда начиналась довольно крутая, в три или четыре поворота дубовая лестница наверх.

Она вела в переднюю, слева от которой была большая зала, она же и столовая, с тремя окнами на улицу и с пятью на двор, с расписанными гризайлью потолком, тремя люстрами под бронзу и несколькими так называемыми бра для свечей, вверху были хоры, а позади буфет и черная лестница. мебель в столовой была белая.

Из столовой проходили в большую биллиардную, а при нас проходную комнату с очень большим бюстом Петра I, затем была картинная, где по стенам висели картины, собранные еще Шуваловым и прадедом в бытность их за границей, среди них было несколько очень ценных старинных полотен. Далее была красная гостинная с тремя огромными штофными диванами вдоль трех стен, на которых висели три очень большие картины, а между ними стоял бюст Екатерины II работы Шубина.
Анфилада кончалась угловой гостиной, в которой принимала моя мать (княгиня София Николаевна Голицына, ур. Делянова)и где было очень уютно по сравнению с чопорными проходными гостиными.

Дальше шла спальня родителей, а затем кабинет моего отца (князя Владимира Михайловича Голицына)с большим камином с инкрустациями и расписным потолком. Такой же потолок был и в картинной, причем оба они после революции были кем-то замазаны, в остальных комнатах были только лепные украшения на потолках.
Рядос с кабинетом отца была туалетная и его гардероб, а затем две детские, где мы спали одновременно впятером (Михаил, Николай, София, Александр, Вера). Когда у родителей в 1879 году родился шестой ребенок, мой младший брат(Владимир), меня и Николая-Никсу-с гувернанткой перевели на самый верх в комнату с окнами во двор, где жил и умер в 1873 году мой дед (князь М.Ф. Голицын).

В этой большой комнате стояла старинная березовая мебель. В одном углу был большой решетчатый шкап с отделениями для книг, для платья и белья, в другом письменный стол с полочками, у окон стол наш учебный стол, простой белый, а между окнами - маленькие шкапчики - мой и брата -с играми, безделушками и книжками. Кровати наши стояли в углу за колонками. Одна треть комнаты была отделена матерчатой перегородкой, где спала гувернантка. а потом гувернер. ...Рядом с нашей комнатой через коридорчик была комнатка старика швейцарца бывшего гувернером моих дядей и отца. Лет 20 жил он уже на покое, якобы помогал дяде в конторских делах.
В нижнем этаже прямо из сеней, окнами на Покровку и на двор, жтла в четрех или пяти комнтатах моя бабушка с двумя горничными и лакеем

(ей этот дом в то время и принадлежал, с ее смертию эта жизнь дома и законилась, его начали сдавать в наем и перестраивать)
а слева, в двух комнатах - мой дядя Александр Михайлович,

брат отца, старше его на 11 лет (который всю свои жизнь посвятил ведению хозяйства всей семьи. Братья его делами не занимались и все дела по имениям и денежным обеспечением всех ведал он).
К его кабтинету за стеною примыкала кухня. Между нижними и верхними этажами, окнами во двор, ютились так называемые, антресоли - очень низкие помещения, где жила прислуга и были так называемые лафис, т.е. комната, где обедала прислуга, а также ламповая , кладовая и т.д.
Внутренние лестницы - их было целых три - были каменные полутемные с высокими, стертыми со времени ступенями. В раннем детстве я помню, что кухня помещалась в одном из надворных флигелей , и кушание переносилось в столовую через через весь двор и разогревалось в особом шкапу в буфете. Часть прислуги жила тоже во флигеле.

Позднее ради экономии и удобства, кухню устроили в доме, там же разместили кое-кого из прислуги, а флигель стали сдавать внаймы.
Во дворе у нас был небольшой сад. где была небольшая деревянная гора, которая зимой поливалась водою. К саду примыкала конюшня, где стояла пара лошадей бабушки, пара моей матери, одиночка для отца, лошадь для управляющего, водовозка и корова из Петровского (имение Голицыных - Петрово-Дальнее). Вода привозилась в дом из ближайшего к нам фонтана у Земляного вала. Для хоз. нужд служил еще колодец на дворе с очень плохой водой, так как тут же рядом были выгребные ямы для нечистот, выносившихся ведрами из домов.

Рядом с конюшней был каретный сарай с двумя каретами, ландо, дрожками, шарабаном,(все не на резиновых шинах) и несколькими санями. Далее был ледник и изба, в которой жили три кучера и истопник.
Во дворе прямо против большого дома был длинный узкий флигель, а с правой стороны - другой на улицу

Два этих флигеля когда-то занимались дворовыми, кухней и главноуправляющим, но с начала 80-х годов, а может быть и ранее, и стали сдавать под контору американской компании швейных машин "Зингер".
Еще на том обширном дворе стоял старинный амбар с закромами, в которые до проведения железной дороги ссыпались привозимые из имений гужом мука. овес, крупа и складывалась мороженная живность. Позднее в амбаре хранилась старая мебель и разная рухлядь, а часть сдавалась внаймы.
Для двух дворников была дворницкая у самых ворот, запиравшихся на ночь на замок.


За фотоматериалы по усадьбе 1970-х годов и планы спасибо большое a_dedushkin.

Извините за плохое качество сканов из книги, такой у меня аппарат "хромой".
Tags: Голицины, Покровка, книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments