Ирина Левина (il_ducess) wrote,
Ирина Левина
il_ducess

Category:

Дворянский приют князя А.В. Мещерского

"Княжна" Китти Мещерская описывая историю знакомства и свадьбы своих "родителей", о чем я все время рассказываю на Поварской, делала акцент на то, что "папенька" ее много сил и времени отдавал для просвещения и обучения талантливых детей. Якобы на этой почве он и мамочку ее нашел.

Хочется рассказать что же на самом деле делал князь Александр Васильевич Мещерский на этой ниве.


Начнем немного издалека: князья Мещерские очень древний род. Они вели свою родословную с конца XIII в.
Дед князя Иван Сергеевич Мещерский потерял состояние после войны 1812 г.: «движимый
патриотическим чувством», князь взял на себя подряды по снабжению армии провиантом, а казна не оплатила поставки. Так писал внук в своих воспоминаниях. Разорен он был вместе с купцом Варгиным после благотворительности военной.
И вот внук это хорошо помнил. Главной родовой усадьбой было Лотошино возле Волоколамска. И они вели там большое хозяйство. Передавалось оно как майорат старшему в роду и не делилось.
С детства А.В. Мещерский впитывал рассказы о том, как его предки жертвовали своим имуществом и жизнью ради Отечества. Вероятно, эти предания и личная склонность Мещерского к военному делу определили его судьбу. В 1838 г. шестнадцатилетний князь, вопреки просьбам матери и примеру старшего брата, отказался от учебы в университете, чтобы скорей начать военную карьеру. Князь участвовал в Кавказской войне, был адъютантом московского генерал-губернатора кн. А.Г. Щербатова, чиновником для особых поручений при новороссийском и бессарабском генерал-губернаторе гр. А.Г. Строганове. Князь вышел в отставку в чине полковника и в 1860 г. занялся хозяйством.
Общественная деятельность А.В. Мещерского протекала в качестве
предводителя дворянства: сначала уездного, в подмосковной Верее (1864-1869), затем
губернского, в Москве (1869-1874) и Полтаве (1883-1888).
Женат он был на графине Елизавете Сергеевне Строгановой (1826—1895), дочери попечителя Московского учебного округа и воспитателя цесаревича Николая Александровича (сына Александра II).
Мещерский, как и большинство дворян, был недоволен отменой крепостного права и, подобно большинству, смирился с нею. Надо сказать, они протестовали не против раскрепощения крестьян - а против тех методов которыми это было сделано. Они считали, что реформа, которая готовилась Николаем I была лучше.
Разорение помещиков, считал он, станет бедствием «для целого народа, который в лице
своих землевладельцев понесет невозвратный ущерб и оскудеет во всех направлениях своей жизни».
Но он не просто сетовал, он действовал.
Сначала он добился, как предводитель дворянства, льготного кредитования помещиков. Землевладельцы остро нуждались в деньгах. Далеко не всем удалось воспользоваться средствами от выкупной операции. Значительная часть имений была заложена еще до реформы, и теперь
полученный капитал пошел в уплату старых долгов. Взять новую ссуду у государства
было невозможно, так как казенные кредитные учреждения ликвидировали в 1859 г.
Стали расти как грибы коммерческие банки, которые давали ссуды под драконовские 15%.
И только в 1885 году усилиями многих дворян в обстановке всемирного аграрного кризиса открылся Дворянский банк.С 1889 г. после царского указа процентные ставки в Дворянском банке стали как в государственных ценных бумагах - с 5 % до 4,5 % (для тех, кто исправно вносил платежи). Максимальный срок кредита увеличивался до 51 года и 9 месяцев. А если по кредиту имелась недоимка, то ее выплата откладывалась на эти полстолетия без процентов. (мечта сейчас)

И второе его большое дело - просвещение дворянских детей.
Своей настоящей целью князь Александр Васильевич считал возрождение дворян к жизни, преодоление ими апатии и разобщенности, чтобы сословие могло существовать без государственной поддержки.

именно это здание приюта построено уже после смерти князя А.В. Мещерского.
1-й Тверской-Ямской пер., д. 13/5

Для этого он решил открыть Петровско-Александровский пансион-приют в Москве. Это было общежитие для гимназистов-дворян, вынужденных жить вдали от семьи, пока их родители занимались хозяйством в поместьях. В заведении мальчики получали кров, стол, одежду, надзор воспитателей и репетиторов. Пансион-приют был основан в 1874 г. и за сорок лет своей работы помог приобрести образование не одной сотне дворянских юношей.
При учреждении Приюта Мещерский делал акцент на его благотворительном характере. В нем изначально предусматривалась половина бесплатных мест, а на практике их доля всегда была больше.
В 1872 г. «дворянское собрание постановило отчислять ежегодно… по 10 000 руб. из частных дворянских повинностей, с тем, чтобы деньги эти сперва шли на постройку здания, а после были обращены на содержание в Приюте детей беднейших дворян. Так как для постройки
здания Пансиона-приюта по смете требовалось 100 000 руб., то здание это строилось бы десять лет, если бы, благодаря усилиям князя Мещерского, не были собраны из частых пожертвований значительные суммы, с помощью коих постройка была окончена в течение двух лет».
Мещерский привлек к учреждению стипендий в Приюте богатейших людей России, одновременно
являвшихся представителями древних аристократических родов. «…Почетное положение и посланный судьбою достаток налагают на истинно благородного человека обязанность посильно служить обществу и охраняющим его коренным государственным учреждениям...» – писал А.В. Мещерский графу В.П. Орлову-Давыдову.
Кроме конкретной учебно-воспитательной деятельности, у пансиона, основанного А.В. Мещерским, был еще и символический смысл. С его открытием Александр Васильевич связывал начало новой эпохи в истории сословия, когда оно объединится для помощи своим членам и найдет в себе силы конкурировать с выходцами из низших слоев общества.
«Если повысится уровень образования среднепоместных и мелкопоместных дворян, – говорил Мещерский, – то поместное дворянство будет жить дальнейшею историческою жизнью, как особое,
по преимуществу, служило-правительствующее сословие и представитель таких… политических прав и вольностей, на пользование которыми остальная часть народа, по времени, не имеет еще никакого нравственного права».
(Вот ведь сноб тот еще был. Поэтому очень понимаю его дочь от первого брака Наталью графиню Сассао де Руфо, которая узнав, что папенька в 73 года женился на не пойми ком, прилетела из Италии разбираться с молодой мадам. Напомню, кто не в курсе. В 1895 году князь овдовел и через три месяца вдруг женился на Екатерине Прокофьевне Подборской, дочери нищего врача из Полтавы.
вот их почти свадебное фото.).

Так что никаких "талантливых" детей он не взращивал в своей Полтаве.
Он взращивал дворянских детей как единственную верную опору царя.

На эту мысль меня навела работа Б. А. Зверевой «Дворянский вопрос» глазами московского
губернского предводителя А.В. Мещерского (60–80-е годы XIX в.)

Tags: Мещерские, Тверская
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments