Ирина Левина (il_ducess) wrote,
Ирина Левина
il_ducess

Category:

Прогулка по Мещанской слободе.

Недавно мы в хорошей компании гуляли по нескольким слободам моего родного района.
Сегодня у нас в фокусе будут некоторые дома Мещанской слободы.
текст возьмем из книги С. Романюка, а фото естественно мои.



   "Мещанской слободе повезло в истории Москвы: хотя она и просуществовала менее чем многие другие московские слободы, но была исследована тщательнее их. Так получилось потому, что, во-первых, сохранился целый комплекс документальных источников по Мещанской слободе, а во-вторых, разработкой этого архива занялся крупнейший историк Сергей Константинович Богоявленский. Его исследование по истории Мещанской слободы при жизни (он умер в 1947 г.) не было опубликовано и только сравнительно недавно увидело свет.
          Откуда же произошло такое название - Мещанская? Во время русско-польских войн второй половины XVII в. жители многих пограничных городов, местечек и деревень, оказавшиеся в зоне военных действий, либо выражали желание переехать в Россию, либо были насильственно переселены туда. В число последних входили не только военнопленные, но и мирные граждане, захваченные русскими и обращенные ими в холопство. После Андрусовского перемирия, заключенного в 1667 г., многие вернулись в родные места, но некоторые решили остаться в России. В Москве их стали расселять в особой слободе, названной Мещанской, от польского слова mieszczanin, то есть горожанин. Официально слобода была учреждена в конце 1670 г. или в начале 1671 г. Всеми делами ее заведовал Посольский приказ, во главе которого стоял всесильный боярин Артамон Матвеев, пользовавшийся неограниченным доверием царя Алексея Михайловича. Для слободы отвели за Сретенскими воротами Земляного города выгонную городскую, а также полевую землю, взятую у соседних Напрудной и Троицкой слобод, и несколько загородных частных дворов. Нормой наделения мещан землей был участок в 10 саженей поперек и 20 саженей в длину (1 сажень = 2, 13м), но многим, особенно тем, кто жил ближе к городу, давались участки и 5 саженей в поперечнике. Так как землей обитатели слободы наделялись от государства бесплатно, то при всяких спорах считалось, что в слободе "ценят и отдают хоромное строение, а земель никому не отдают для того, что те земли мещанам даные", следовательно, слобожане могли продать или завещать только строения на участке.
      В планировке Москвы до сих пор остались следы этой слободы: несколько длинных, параллельных друг другу улиц, до недавнего времени сохранявших название Мещанских. Главная улица бывшей слободы, Первая Мещанская, в 1957 г. в связи с проходившим тогда в Москве Всемирным фестивалем молодежи была переименована в проспект Мира (после Октябрьского переворота она короткое время называлась 1-й Гражданской); Вторая Мещанская в 1966 г. стала улицей Гиляровского, Третья в 1962 г. улицей Щепкина, а Четвертая сохранила свое имя, превратившись в 1966 г. просто в Мещанскую улицу.

В XVIII в. в начале 1-й Мещанской с ее левой стороны находилось несколько больших и богатых усадеб, от которых еще остались немые свидетели. 
конце XVII в. несколько дворов тяглецов Мещанской слободы были здесь скуплены богатым купцом Матвеем Евреиновым, когда-то бедным еврейским мальчиком, взятым в плен во время русско-польской войны, привезенным в Москву и проданным торговцу. По царскому указу его уже юношей освободили и поселили в Мещанской слободе, где он стал торговать сам и со временем превратился в богатого и уважаемого купца первой гильдии, учредителя первой в Москве шелковой фабрики (строения ее находились на Ильинке на бывшем Посольском дворе и здесь, на Мещанской). После его смерти усадьба перешла к сыну, а потом - внуку Матвею Андреевичу Евреинову. На плане его участка на 1-й Мещанской, датированном 1779 г., уже тогда были показаны каменные палаты, которые сохранились до нашего времени во дворе дома N 3. В конце XVIII начале XIX в. палаты, как и вся усадьба, принадлежали тайному советнику (один из высших чинов российской табели о рангах) Николаю Семеновичу Лаптеву.
      Рядом с этой немалой усадьбой находилась еще более обширная, образованная покупкой восьми дворов сыновьями М. Г. Евреинова Петром и Яковом. Последний был самым видным из братьев Евреиновых: он находился в числе тех, кого Петр послал за границу обучиться цивилизованным методам ведения купеческого и мануфактурного дела, затем его назначили российским консулом в Испании, потом советником Мануфактур-коллегии и, наконец, президентом Коммерц-коллегии. На плане его участка, снятом в 1778 г., показаны каменные палаты. Позже владельцем их был действительный тайный советник Михаил Федорович Соймонов, старший сын Ф. И. Соймонова, исследователя Каспийского моря.
      В начале XIX в. соймоновскую усадьбу купил подполковник Иван Родионович Кошелев, прадед которого Родион Кошелев разбогател и сделал хорошую карьеру, ему, возможно, помогла женитьба на дочери пастора Глюка, служанкой которого была будущая императрица Екатерина.
   Родион Кошелев имел большой дом на Девичьем поле (он сохранился в перестроенном виде; см. главу "Девичье поле"), жил широко, нерасчетливо тратя свое состояние, так что наследникам осталось не так уж и много. И. Р. Кошелев дослужился до чина подполковника, но во время павловского царствования почел за лучшее выйти в отставку и уехать в Москву, приобретя усадьбу на 1-й Мещанской, где жил тихо и скромно, занимаясь науками и, в особенности, историей. Его сын Александр Иванович Кошелев стал известным деятелем славянофильского движения, издателем журнала "Русская беседа", автором мемуаров. Он родился в этом доме на Мещанской 9 мая 1806 г., получил хорошее домашнее образование под руководством профессоров Московского университета, в числе которых были X. Шлецер и А. Ф. Морошкин. У них учился и живший рядом Иван Киреевский, будущий издатель запрещенного с первого номера журнала "Европеец", философ и убежденный славянофил.
В 30-х гг. XIX в. эта дворянская усадьба перешла к чае-торговцам братьям Василию и Ивану Алексеевичам Перловым. Чай в России появился в 1638 г., когда монгольский хан прислал четыре пуда его в подарок царю Михаилу Федоровичу, а с XVIII в. он стал национальным напитком. Чай, особенно в центральных губерниях России, был настолько распространен, что перед первой мировой войной Россия занимала второе после Англии место по его потреблению, и чайная торговля была весьма прибыльной.
Перловы были одними из самых крупных чаеторговцев в России. Основатель фирмы, некий Алексей Иванович, открыл в 1787 г. торговлю в рядах на Красной площади и принял в 1806 г. фамилию Перлов. Сын его Василий (1784 - 1869) купил в 1836 г. дом Кошелевых на 1-й Мещанской улице и открыл тут чайный магазин. Его потомки разделились на две ветви: внук Семен Васильевич (1821 - 1879) и правнук Василий Семенович (1841 - 1892) продолжали жить и торговать на 1-й Мещанской под фирмой "В. Перлов с сыновьями", а другой внук Сергей Васильевич (1836 - 1911) обосновался на Мясницкой улице. Он приобрел там участок (под N 19) и построил по проекту Р. И. Клейна жилой дом с магазином на первом этаже. Причудливый "китайский" вид дом на Мясницкой получил в 1896 г., когда в связи с ожидаемым приездом видного китайского сановника С. В. Перлов решил переделать фасад своего дома, однако сановник посетил другого Перлова на 1-й Мещанской.
"Мещанские" Перловы весьма успешно торговали: если до 1857 г. у них был только один чайный магазин на 1-й Мещанской, то с 1858 по 1897 г. число магазинов выросло до 88, и не только по всей России, но и за границей в Австрии, Германии и Франции.

На 1-й Мещанской Перловы выстроили по проекту архитектора Р. И. Клейна пятиэтажное доходное здание (N 5). Вот это на снимке.
      

Здание (N 13), выстроенное в 1912 г. архитектором Г. А. Гельрихом для "Московского общества призрения, воспитания и обучения слепых детей" с церковью Марии Магдалины. В конце XVIII в. здесь было владение содержателя скипидарной и канифольной фабрики А. Ф. Евреинова с каменными палатами. В 1812 - 1825 гг. двором владел С. А. Норов, отец декабриста.

На этом мы покинем левую часть проспекта и пройдем по правой. Дом №12



Это большой участок  с тремя строениями по красной линии. В конце XVII и в XVIII в. он принадлежал купцам Исаевым, родственникам Евреиновых. Основатель этой богатой купеческой династии Иван Исаев происходил из города Дубровны в Белоруссии, был также взят в плен, привезен в Москву и отдан в услужение. После смерти хозяина отпущен на волю, поселен в Мещанской слободе, занялся торговлей в Шелковом ряду и разбогател, став членом привилегированной гостиной сотни. Он скупил на 1-й Мещанской несколько дворов, перешедших к его сыну, Илье Ивановичу, занимавшему важные посты в петровской России: президента Главного магистрата и вице-президента Коммерц-коллегии. При нем владение еще расширилось. У Исаевых на участке стояли каменные палаты, вероятно, самого начала XVIII в., фрагменты которых можно увидеть на южном фасаде, обработанном в стиле классицизма. С правой стороны восстанавливаются служебные усадебные здания - вероятно, каретные сараи.

 

В конце XVIII в. это владение перешло от наследников И. И. Исаева к купцу Василию Солодовникову; в 1803 г. принадлежало купцу А. К. Колыбелину, после 1812 г. купчиха Наталья Лобкова строит справа и слева от главного дома каменные служебные корпуса, позади главного дома был хорошо распланированный сад с несколькими дорожками, беседками и "вишневой аллеей". В 1862 г. новый владелец участка, зубной врач Карл Бари, превращает здание по линии улицы (справа от среднего) из торгового в жилое и надстраивает вторым этажом.

В 1873 г
. один из членов большой и талантливой семьи архитекторов Чичаговых (возможно, Михаил Николаевич) слева от основного здания строит трехэтажный жилой дом для купчихи Фелисаты Баскаковой.

Такой же большой участок находился рядом (N 14). В конце XVIII в., примерно посередине участка, по линии улицы стояли большие каменные палаты (в основе которых еще более ранняя постройка) - они сохранились до нашего времени, в них был краеведческий музей Мещанской слободы, куда я ходила в кружок в школьные годы. Сейчас там естественно музея нет, а есть антикварный магазин и какая-то контора.


Владельцами участка в разное время были люди совершенно различного общественного положения, отражавшего перемены в статусе владельцев московской недвижимости: если в начале XIX в, его хозяином был действительный камергер, обер-егермейстер и граф из французских эмигрантов Гавриил Карлович де-Реймонд Моден, в середине того же века некий коллежский асессор Шамардин, то в 20 столетии там поселилась московская первогальдейская купчиха Лия Гуревич.



Дом N16 по 1-й Мещанской вошел во все курсы по истории русской архитектуры, ибо он, как считают исследователи, является произведением самого Баженова, построившего его для тестя, богатого московского купца Луки Долгова. В начале 1740-х гг. купец прибыл в Москву из Калуги в надежде разбогатеть. Это ему удалось - если в 1752 г. он смог выстроить на своем участке (нынешний N 16 - 20) небольшой деревянный дом, то уже через четыре года он - владелец обширных каменных палат, значительно расширенных в 1770 г. Две дочери его были замужем за архитекторами - одна за Е. С. Назаровым, автором такой значительной постройки как церковь Св. Духа на Лазаревском кладбище, а другая за В. И. Баженовым, самым, наверное, талантливым и самым таинственным из русских зодчих (ему приписываются многие шедевры русской архитектуры, в том числе знаменитый "дом Пашкова", но документы, подтверждающие его авторство, так и не найдены).
 
 В 1816 г. владельцами усадьбы были купеческие сыновья Николай и Лука Долговы, ставшие лейб-гвардии прапорщиками. После смерти Николая его брат разделил усадьбу на две части и отделал старый отцовский дом по фасаду. В дальнейшем правой частью (N16-18) владели купцы. Сейчас здесь ЗАГС.


   А левую (N 20), также с каменными палатами, в 1863 г. приобрел Григорий Антонович Захарьин, знаменитый московский эскулап, гроза и последняя надежда заболевших московских богатеев. Он был крупнейшим ученым, основоположником русской клинической терапии, проложившим новые пути в медицине, блестящим лектором и необыкновенным диагностом, о котором ходили легенды - он якобы с первого взгляда распознавал любую болезнь. Рассказывающие, правда, частенько забывали, что перед тем как поставить диагноз, Захарьин посылал своего ассистента к больному, а потом сам его осматривал и опрашивал буквально часами. Когда он входил в дом, "высокий, бледный, с пронзительными, умными глазами", все трепетали перед ним. К его визиту припасали коробку конфет, которую так и называли "захарышские": всем была известна слабость его к сладкому. Особенно боялись Захарьина богатые купцы; он третировал их безжалостно, беря не менее 100 рублей за визит. Практика у него была огромной, гонорары высокими, на них Захарьин приобрел не только дом на Мещанской, но и большой участок с несколькими доходными зданиями на Кузнецком мосту, стоивший более миллиона. Захарьин жертвовал крупные суммы на деревенские школы, помогал нуждающимся студентам, поддерживал научно-медицинские общества и журналы, а перед смертью завещал почти все состояние на благотворительные цели. Интересно сравнение известных врачей и писателей, сделанное медиком и литератором А. П. Чеховым: по таланту он уподоблял Боткина Тургеневу, а Захарьина Толстому.
 После Захарьина дом перешел к сыну медицинского светила Сергею Захарьину, умершему (грустная ирония...) в молодом возрасте от туберкулеза. Здание в 1909 г. приобрел симбирский купец Василий Афанасьевич Арацков. Он заказал молодым архитекторам, братьям Весниным, переделать старый дом: появился балкон по переднему фасаду, окна были расширены, антресоли разобраны, изменились интерьеры, а во дворе были выстроены торговые склады (сейчас позади этого дома стоит новое здание префектуры СВАО).


 

      Около дома Захарьина - Арацкова еще один, который сейчас полностью переделан для одного из десятков новых банков, выросших, как грибы после дождя. Каменное здание на этом участке обозначено на плане 1816 г., когда оно принадлежало коллежскому асессору А. И. Старову. К концу XIX в. владельцем становится Серафимо-Дивеевский монастырь, по прошению которого в 1911 г. в левой части здания архитектор П. В. Харко строит красивую часовню, от которой не осталось никаких следов.
       Рядом, почти вплотную, стоит любопытный образец неоклассического направления русского модерна особняк (N 22), с точно воспроизведенными деталями греческой классической архитектурной декорации. Перед переворотом октября 1917 г. им владел присяжный поверенный В. Э. Репман, а выстроен он был в 1901 г. для потомственного почетного гражданина А. П. Богданова по проекту архитектора А. О. Гунста. Внутри чудом сохранились прекрасная мебель из орехового дерева в стиле модерн.

На этом мы свой поход по Проспекту Мира закончили и ушли вгулбь. Но это я покажу в другой раз.
Извините, что пост получился таким большим, но история участков очень интересная.
Хотелось рассказать почти все.
Спасибо что прочитали до конца.


Tags: Мещанская слобода, Прогулки по Москве, Старая Москва
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments