Ирина Левина (il_ducess) wrote,
Ирина Левина
il_ducess

Category:

Еще раз про княгиню Юрьевскую.

В "Ливадия, 1880 г." - отрывки из воспоминаний графа С. Д. Шереметева размещенных сегодня у wasiliy_kot, есть упоминание о том, что Маковский в то время делал портрет княгини Юрьевской; нужно было ходить им любоваться.

Я подумала что не помню этот портрет. И решила его найти.
Не удалось пока. Но на сайте Центра реставрации Грабаря нашла другой ранее не известный мне портрет:

В результате экспертизы подтверждено авторство К.Е. Маковского (1839 – 1915). Установлены личности изображенных на портрете: дети императора Александра II и светлейшей княгини Юрьевской – Георгий, Екатерина, Ольга. Эксперт Н.С. Игнатова.



ЛИВАДИЯ.

1880.

<…> Нам пришлось прожить в Ялте с семьёю, быть может, самое мрачное и тяжёлое время царствования: то был последний год императора Александра II. Мы нечаянно и негаданно попали в средоточие придворных движений и[1] конъюнктур. В последнее время они заметно усилились благодаря известному (ненормальному) положению царской семьи (и водворению новой хозяйки Ливадии – княгини Юрьевской...).

В многочисленных домиках Ливадии разместилась свита, конвой, Военно-походная канцелярия и прочие. В это же самое время приехал на житьё в Ливадию цесаревич с семьёю по личному приглашению Государя. Он поселился в своём отдельном домике, недалеко от дворца. Мне приходилось не раз дежурить, потому я часто бывал на службе в Ливадии и был свидетелем многого, чего бы не желал видеть, и очевидцем смутной и мрачной эпохи (полнейшего разложения и упадка обаяния царской власти). Тяжело припоминать это время; но я в то же время был свидетелем и явлений, возвышающих душу: я видел безукоризненное до конца исполнение сыновнего долга и присутствовал при внутренней драме, преклоняясь пред величием духа и силою воли того, кому суждено было на следующий год «приять венец и бармы Мономаха»!.. <…>

Тут же в гостинице привитал тучный князь Ромуальд Гедройц, камергер, пользовавшийся особым благоволением[2], впрочем, в качестве чудака и забавника. Его специальностью было ухаживанье за собачками влиятельных лиц, и он был persona gratissima у княгини Юрьевской. В это раз он приехал с каким-то стихотворением. Видел я его после выхода в Ливадии и помню сочувственно-шутливое к нему обращение Государя Александра II. Видел я и другое выражение[3] на лице цесаревича. <…>

Помню затруднительное положение наше, когда мимо гостиницы «Россия» проехал четырёхместный шарабан, окружённый взводом казаков. В нём сидел Государь с княгиней Юрьевской и с детьми… Что было отвечать на детские же вопросы, «какие это дети»?.. И всё это на глазах у всех… <…>

Из всех мест, окрестных Ливадии, более всех по обилию растительности Орианда. С высот колоннады на горе вид удивительный. Дворец, ныне сожжённый, белое скучное здание, с скучными комнатами и с верхним кабинетом, без всяких украшений, с мебелью, обшитой зелёным сафьяном. Хозяина дома не было, дворец показывался посетителям. Помню, как мы все с графом А.В. Бобринским стояли на балконе дворца Орианды у этого кабинета, когда показалась кавалькада. Ехал цесаревич с цесаревной с кем-то из свиты. Он нас узнал, поклонился и громко крикнул: «Le cabinet de Coco!» Вообще, неприятны бывали прогулки в Орианде. Сюда чаще всего приезжал Государь с княгиней Юрьевской. Во всех кустах торчали чины полиции и казаки конвоя. Они набрасывались неистово на встречные экипажи и готовы были их разнести, чтобы не мешали проезду гуляющих. До такого цинизма ещё никогда не доходило…

Не раз бывал я в Ливадии у обедни. Церковь небольшая, но необыкновенно хороша. Ею особенно занималась императрица Мария Александровна. Тяжёлое впечатление производили завтраки после обедни в большой и скучной столовой дворца. Бывал я на них и на обедах и даже с женой, по особому приглашению. Но в это время Государь был уже не тот, что прежде. Вид его был раздражённый и скорее суровый, любезности его не удавались: чувствовалась во всём фальшивая нота. Княгиня Юрьевская всё ещё при публике не показывалась. По вечерам в большой столовой сидела цесаревна и поочерёдно играла с лицами свиты в карты. Цесаревич приглашался с некоторыми сановниками к Государю, где и проводил весь вечер с княгиней Юрьевской.

С каким чувством облегчения уходили они оба из постылого им дворца и удалялись в свой домик, куда не проникал этот заражённый воздух. Не раз, случалось, сопровождал я их в этом обратном шествии….. Помню, как цесаревна уходила вся в слезах. Я молча шёл за нею.

Совершенно неожиданно мы были причиною крупного столкновения семейного. Государь давно желал сближения между своими детьми и детьми цесаревича, в особенности для своей дочери, и делал намёк на то, что совместные прогулки в экипаже были бы весьма желательны. Цесаревна, всячески желавшая отдалить это, объясняла, что великая княжна Ксения Александровна всегда катается в одиночестве… Но вот получается приглашение дочери моей Анне приехать к великой княжне Ксении Александровне… Они вместе играют и едут кататься. Их встречает Государь… Он изменился в лице. Следует затем объяснение, с кем каталась Ксения Александровна… и т.д., словом, было бурное объяснение, и цесаревну довёл до слёз… После этого уже нельзя было избегнуть исполнить волю Государя…

Сколько раз заставал я цесаревну в сильном волнении: глаза наполнены слёз… Она не стеснялась в выражении своего негодования и только удивлялась терпению и спокойствию цесаревича. «Il ne voit rien… quand on lui parle il dit qu’il n’a rien on». Маковский в то время делал портрет княгини Юрьевской; нужно было ходить им любоваться. Цесаревна обратила внимание на руки княгини Юрьевской, что они очень некрасивы, и спрашивает у цесаревича, не правда ли, как руки дурны. Он отвечает, что ничего не видел и не заметил. Помню, однажды цесаревна вышла из кабинета Государя вся в слезах. Я провожал её до дому. Она не могла скрыть своего волнения и негодования. На столе у неё вижу книгу «Mme du Barry». Я обратил на неё внимание. Она говорит, что читать нечего, и что у нас Дюбарри на лицо. После одного объяснения Государь до того разгневался, что крикнул цесаревне, что если она не хочет его слушать как тестя, «alors je vous l’ordonne comme Soverain». Княгиня Юрьевская не переставала натравливать Государя. Случайно я наткнулся на её детей; видел я, как сын её «Гога» бросился обнимать цесаревича, довольно неестественно. Можно сказать, что семейный быт царской семьи представлял из себя целый ад. Цесаревич придумал охоту на Чатырдаги, куда отправился с цесаревной на несколько дней в Космодемьянский монастырь, чтобы быть дальше от Ливадии.

Видел я в Ливадии графа Лорис-Меликова. Для А.В. Бобринского он уже был совершенно ясен, и не раз мы с А.В. пускались в нескончаемые рассуждения о том, что нас ожидает?.. Предчувствия были мрачны… Струны были слишком натянуты. Придворные держали себя осторожно. Иные совершенно в стороне, как военный министр граф Д.А. Милютин. Он приезжал с докладами, и затем его совсем не видно было в Ливадии. Граф Адлерберг казался удручённым, Черевин уже тогда был у всех на хорошем счету, о других не стоит и говорить…

С нами были в Ялте Л.К. Эйсымонт и Шляпкин. Все собрались было в Константинополь, совсем простились и забрали поручения, но на другой день пришли здороваться. Оказалось, что на их пароходе лопнула машина. Так поездка и не состоялась… Мы покинули Ялту без сожаления. Это был тяжёлый кошмар, и гнетущее впечатление ливадийской обстановки отражалось на всех и на всём…

Вернулись мы в Алушту и перевалили через Чатырдаги. Видели дачу с надписью о ране Кутузова и прибыли в Симферополь, где прожили несколько дней, и дома ещё не могли мы прийти в себя после тревожного и тяжёлого пребывания в Ялте… То была осень 1880 года, всего за несколько месяцев до 1 марта 1881 года…

29 мая 1889 г.

Михайловское.

Г. С. Ш.



РГАДА. Ф. 1287. Оп. 1. Д. 5253. Л. 6 - 17. Подлинник. Машинопись. Рукописная авторская правка.


[1] Зачёркнуто: интриг.

[2] Зачёркнуто: Государя.

[3] Зачёркнуто: глубокого омерзения.

Tags: Воспоминания, Император Александр II, Книги, Посты френдов, Шереметевы, Юрьевские
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments