?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

На конференции "IX КАДАШЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ" зачитана и опубликована статья Юрия Борисовича Бирюкова "История «Расстрельного дома» на Никольской –
памятника трагедии русского народа".





Объектом, подлежащим рассмотрению в данной статье, является выявленный объект культурного наследия: «Здания Московской Ремесленной Управы, XVIII в., XIX в., арх. Шейасов, В.Е. Сретенский, XX в. Здесь в 1930-х годах размещалась Военная Коллегия Верховного Суда Союза ССР – место массовых политических репрессий в Москве» по адресу: Никольская ул., д. 23, стр. 1, 21.

Владение имеет форму близкую к правильному прямоугольнику. Северным фасадом комплекс обращен к Театральному проезду. К северо-западу от него располагаются музеефицированные фундаменты церкви Троицы в Полях. С запада здание примыкает к объекту культурного наследия «Аптеке В.К. Феррейна». С северо-востока (вдоль восточного фасада) проходит исторический проезд с Никольской улицы («Никольский проезд на погост церкви Троицы что в Полях»). С юга вдоль главного фасада проходит Никольская улица.

Существующий комплекс состоит из нескольких разновременных построек, постепенно объединенных в единое целое (вокруг внутреннего двора) по мере развития домовладения2 .


План подвала. 1988 г.


План 1-го этажа. 1988 г.
Заливка черным – первое фото - план палат вт. пол. XVII в., второе фото- план жилого дома и дворовой постройки конца XVIII в. Штриховка в клеточку – 1866 г., в косую линию – после 1866 г.


План 2-го этажа. 1988 г.


План 3-го этажа. 1988 г.

По строельным книгам 1626 г. участок к западу от переулка принадлежал Алексею Левашову. В книгах 1657 г.3 владельцем является уже князь Иван Никитич Хованский4. Судя по описанию, это был большой участок – 27 саженей в длину. Он занимал территорию нынешних владений 23, 21 и 19 – от переулка к ц. Троицы до нынешнего Третьяковского проезда. После ареста и смерти Ивана Ивановича Хованского в 1701 г., владение, видимо, было взято в казну, а затем разделено на несколько более мелких участков. Один из них, по центру северной границы, был выделен для священника ц. Троицы в Полях, а самая восточная (изучаемая нами) часть предоставлена Петербургской Академии наук, разместившей здесь единственную в Москве книжную лавку.

Самой старой частью рассматриваемого владения является северный корпус (строение 2), сохранивший в своей основе стены двухэтажных трехчастных в плане палат князей Хованских (второй половины XVII в.). Их кладка была обнаружена при проведении историко-архитектурных изысканий осенью 2007 года5. Со стороны Театрального проезда в уровне фронтонов окон второго этажа в зондажах раскрыта стена из большемерного кирпича, следы срубленных лопаток и поребрик венчающего карниза.

Достаточно подробно это владение впервые представлено на плане 1756 года6. В это время Академия наук устроила там книжную продажу. Владение имеет форму близкую к современной. По дальней границе расположены каменные жилые палаты (4), по всей вероятности, сохранявшиеся со времен Хованских, к которым примыкала деревянная нежилая постройка по западной границе владения (6). Далее по той же границе находилось еще одно нежилое каменное строение (6), возможно именно там и осуществлялась торговля. Еще одно жилое деревянное строение (5) стояло по проезжему переулку, выходя торцом на Никольскую улицу.


Схема владения по плану 1756 г.

План владения 1815 г. К северо-западу показана церковь Троицы в Полях.

План владения 1827 г.

В 1784 г. книжная лавка перешла к московскому купцу Н.Н. Кольчугину, сотрудничавшему со знаменитым издателем Н.И. Новиковым, его приказчику и комиссионеру, впоследствии — владельцу трех книжных лавок. Он «принимал от Новикова в продажу из его типографии… и запрещенные книги»7.

В 1792 г. владение продано графу Николаю Петровичу Шереметеву (покровителю искусств, заказчику Странноприимного дома и дворца с театром в Останкино)8, при котором в 1790-е гг. строится трехэтажный с подвалом дом вдоль Никольской улицы (стр. 1)9 . Ясное представление о первоначальной архитектуре корпуса дает сохранившийся на всю высоту дворовый фасад со скромным и строгим классическим декором с заглубленными в ниши окнами. Художественный образ фасада следует образцовому проекту «для именитых» третьей четверти XVIII в. К примеру, подобной стилистикой обладают главный дом усадьбы кон. XVIII в. по адресу: Подсосенский пер., д. 25, здание народного училища кон. XVIII в. по адресу: Спартаковская ул., д. 13 — объекты федерального значения.




Фрагмент северного (дворового) фасада южного корпуса здания с примыканием поздних пристроек. Фото 1988 и 2007 гг.

В 1810 г. владение продали Московской Ремесленной Управе10, которая владела зданиями до 1917 г.

План владения 1815 г. 11 в общих чертах повторяет план 1799 г., прибавилась лишь галерея по дворовому фасаду южного (уличного) корпуса. На этом плане впервые появляется этажность зданий — южный корпус трехэтажный жилой, северный и западный — двухэтажные жилые. Северный и западный корпуса сильно пострадали в пожаре 1812 г. — на плане 1816 г. они изображены как «ветхие в сломку»12. Однако, как показали натурные исследования, полностью разобраны они не были, по крайней мере, северный корпус в основе своей сохранил стены двухэтажных палат Хованских. К послепожарному времени относится устройство лучковых сводов подвала, т. к. в кладке имеются многочисленные кирпичи с клеймом ГЕН. Впоследствии перекрытия в части помещений подвала корпуса (в восточной половине) были переделаны на армокаменные по металлическим балкам (рельсам). Примкнувшая к корпусу галерея со стороны двора, также перекрытая на уровне подвала сводами, устроена в 1860-х гг. В первом этаже этого корпуса сохранились помещения с тянутыми карнизами 60–70-х гг. XIX в.

В 1820-х гг. здания были заняты богадельней на 60 человек, позднее, в 1830-х гг., владение использовалось как доходное, квартиры и комнаты сдавали внаем. Здесь в 1835 г. снимал квартиру Н.В. Станкевич – глава знаменитого в истории новейшей русской литературы «кружка Станкевича»13.

Северный фасад строения 2. Фото 1930-х гг. после сломки книжных лавок14.


Фото 1988 г.

В 1866 г. по проекту архитектора Шейясова был выстроен трехэтажный каменный корпус с проездной аркой от Никольского проезда, замкнувший двор с востока. Образовалось владение с двором-колодцем. Одновременно третьим этажом был надстроен северный корпус с изменением декора северного фасада. Поскольку выходил он фасадом на погост церкви Троицы в Полях, декор фасада его был предельно скромным – тянутые карнизы, простые наличники окон, лишь во втором этаже дополненные треугольными фронтончиками. Аналогичный фасад был у корпуса, выходящего на Никольский проезд. Тогда же была разобрана дворовая галерея южного корпуса (стр. 1), а галерея северного корпуса (стр. 2) достроена до второго этажа и включена в его объем. В западный угол северного корпуса была встроена чугунная трехэтажная лестница.


План владения. 1866 г.

Проект фасада. 1866 г. 15.


Проект туалетов и канализационной цистерны. 1879 г.

К 1870 г. западный дворовый корпус был надстроен вторым этажом и соединен с южным каменной трехэтажной лестницей. В 1879 г. в среднюю часть западного корпуса встроены двухэтажные теплые туалеты на сводах Монье, оборудованные системой канализации с выводом стоков в подземную выгребную каменную цистерну в центре внутреннего двора.


Чугунная лестница в северном корпусе.

Кронштейн перил.

Чугунный флагодержатель.

В 1882 г. первый этаж корпуса по Никольской улице переоборудован под магазин Павла Васильевича Трусова, обратившегося с прошением «что …сняты им, Трусовым, сроком на 12 лет магазины о трех растворах, выходящих на Никольскую улицу. А он, Трусов, хочет сделать из них один общий магазин, то есть открыть существующие в таковых внутренние двери и заделать по сроку контракта нижние части двух растворов, со вставкою рам и исправлением перемычек, которые должны быть подняты до уровня перемычек среднего магазина».


Проект переоборудования 1-го этажа под магазин. 1882 г.

Проект фасада. 1889 г.

На проектном чертеже 1882 г. представлены план и разрез первого этажа, а также нижняя часть главного фасада XVIII в. в своем первоначальном виде. Фасад в девять оконных осей с центральным ризалитом разделен на три равные части. В первом этаже прямо над цоколем располагаются прямоугольные проемы окон без наличников. Так же лаконично решен фасад ризалита. На боковых крыльях фасада над междуэтажным карнизом поднимаются оконные ниши с вставленными в них прямоугольными подоконными досками. На северном (дворовом) фасаде здания под вторым с запада окном сохранился в натуре аналогичный плоский выступ. Здесь можно видеть, что и над окном в той же вертикальной нише с профилированным бортиком (полочка–полувалик–полочка) имеется квадратный выступ надоконной доски. За тонкой перемычкой в такую же по ширине нишу вставлено окно третьего этажа. С некоторой долей условности показано первоначальное оформление крайней оси окон восточного торца шереметевского дома на проекте фасада пристройки 1866 г. Судя по этому чертежу, нижние окна тоже были устроены в нишах. По высоте фасады делились на два яруса с выделением цокольного междуэтажным карнизом. Венчающий антаблемент с сильным выносом профилированной каменной карнизной плиты и лентой частых сухариков в основании фриза сохранился и во дворе, и на главных фасадах. Однако в 1895 г. он был раскрепован на лепных выступах рустованных лопаток.

До 1882 г. первый этаж сохранял простую планировку из шести перекрытых сводами помещений. Три квадратных зала вдоль главного фасада с анфиладной системой проемов имели по одному проходу в прямоугольные северные помещения. На восточный фасад выходили соответственно помещениям три и два окна. По плану первого этажа 1889 г. можно предполагать, что вход в здание и лестницы наверх располагались в центральной части северной половины дома.

Первая попытка видоизменить главный фасад в соответствии с эклектической модой была предпринята в 1889 г. По проекту цокольный этаж получал рустовку с замковыми камнями над окнами, остававшийся входной проем превращался в оконный. Вход в магазин переносился на восточный фасад, где закладывались два окна. Судя по разрезу, оставались сводчатые перекрытия подвала и первого этажа.


Проект переустройства фасада 1895 г.

Фото реализованного проекта.

В 1895 г. южный жилой корпус был перестроен в трехэтажный магазин с изменением стилистического решения двух наружных фасадов по проекту архитектора В.Е. Сретенского. Вместо классицистического убранства конца XVIII в. (сохранившегося на дворовом фасаде) здание получило упрощенный эклектический декор из горизонтального руста, четырех вертикальных лопаток и тянутых профилированных карнизов, не только отделивших третий этаж, но также выделивших широкие стационарные ленты рекламных надписей. Были растесаны окна 1-го этажа, превращенные в широкие стеклянные витрины магазинов швейцарских золотых часов Л.В. Габю17, устроены три отдельных входа с улицы, простенки между дверными и оконными проемами также заполняла реклама. Важно подчеркнуть, что рекламный компонент изначально вписывался в стилистику фасада. Дисгармония инородных элементов исключалась, фасад превращался в этикетку товара.

В 1914 г. в доме Ремесленной управы находились: «часовое заведение и магазин Габю, аптекарский склад Феррейна, его Аптека и книжный магазин Чумакова»18.


Проект реконструкции интерьеров строения 1 с приспособлением под магазины всех трех этажей. 1895 г.

Судя по проекту 1895 г., широкая витрина планировалась и вдоль Никольского переулка. Своды первого этажа были разобраны, их сменили высокие потолки торговых залов. В объединенные широкими проходами южные помещения верхних этажей вели новые лестницы в северных помещениях.


Своды в бывшем помещении магазинов на первом этаже.

Как и междуэтажные перекрытия (кроме чердачного), в это время также были сломаны коробовые своды в подвале и заменены армокаменными сводами по металлическим балкам. В помещениях первого этажа, занятых под магазины, плоскости между балками были обрамлены штукатурными тягами, что, по-видимому, придавало их утилитарным формам модный и нарядный вид.




Поперечный разрез по оси С-Д с показом сводчатых подвалов и помещений магазинов на трех этажах. 1895 г. Разрез по оси А-Б с показом проектируемой лестничной клетки. 1895 г. Проект устройства двух балконов в уровне третьего этажа. 1895 г.

В том же 1895 г. планировалось сделать два балкона на уровне третьего этажа. По крайней мере, один балкон был сделан, но ныне утрачен.




Строение 1 вдоль Никольской. Фото 1930-х гг. Фото 1980-х гг.

Особую ценность в строении 1 представляет оконная столярка магазинов 1-го этажа с одностворчатым гигантским переплетом. В одном из таких переплетов сохранилось двойное остекление витринным стеклом на все окно (без импостов и горбыльков). В северо-восточной комнате 1-го этажа на двух окнах сохранились глухие металлические ставни в стальной коробке, относящиеся к концу XIX в. На втором этаже сохранились аналогичного характера двупольные двери, того же времени, при выходе из коридорчика комнаты отдыха на черную лестницу. Ступеньки этой лестницы, относящиеся к 70-м годам XIX в., выполнены из желтого подольского известняка, но, к сожалению, испорчены уложенной на них керамической плиткой19.

Судя по натурным данным, планировка и отделка помещений здания носит следы большого капитального ремонта, проведенного в 1930-х гг. для размещения в корпусе государственного учреждения.




План второго этажа с угловым юго-западным помещением. Дубовый карниз. Дубовые панели (ныне демонтированы). Сейфы.

Кроме описанных выше армокаменных сводов в строении 1 сохранились монолитные бетонно-балочные перекрытия в нескольких помещениях 2-го этажа, выходящих на Никольскую улицу, относящиеся к советскому времени. Они имеют простую форму с трапециевидными балками. В угловом юго-западном помещении плоскости перекрытия и нижние поверхности балок украшены простыми филенками в виде прямых уступов, что, тем не менее, придает им монументальность и торжественный характер. В отделке этого большого по площади помещения применены высокие дубовые панели, которые, так же как и потолок, имеют простые и монументальные формы. В характере комнаты угадывается кабинет большого руководителя (В.В. Ульриха), а соседствующее с ним помещение, отделенное легкой перегородкой до потолка, по-видимому, являлось комнатой отдыха. В кабинете имеются три двери. Большая двупольная фанерованная дубом дверь ведет в смежную комнату (секретарскую), которая напрямую связана с парадной лестницей, вторая – в комнату отдыха, а через третью можно сразу попасть на парадную лестницу. В узком коридоре между комнатой отдыха и лестничными клетками располагался санузел. В отделке секретарской и следующих за ней комнат (кабинетов) применена модная для 1930-х гг. отделка в виде линкруста (картон, имеющий твердую и гладкую поверхность с тисненым рисунком). Следующая за секретарской комната в два окна сохранила следы от поперечной перегородки, которые хорошо читаются на стыке листов линкруста с разным рисунком. В кабинете и секретарской сохранился дубовый паркет, уложенный в елку, который также датируется 1930-ми годами20.






Второй этаж строения 1. Линкруст.

В 1935–1950 гг. в зданиях размещалась Военная Коллегия Верховного Суда под председательством В.В. Ульриха21 – одна из основных структур сталинских политических репрессий.

С февраля 1937 г. началось регулярное утверждение в Политбюро списков лиц, чьи приговоры должна была оформлять Военная Коллегия Верховного Суда на основе закона от 1 декабря 1934 г. (без защиты, без обжалования приговора, с немедленным приведением приговора в исполнение). Списки готовились в недрах НКВД и поступали на согласование Сталину. Известны 383 списка на 44 тыс. человек, и на 39 тыс. из них Сталиным, Молотовым и др. была дана санкция осуждения по «первой категории», что означало расстрел.

Заседания ВКВС, проводившиеся в зале суда на 3-м этаже на углу северного и восточного корпусов, носили формальный характер, длились обычно 10–15 минут, после чего члены Военной коллегии удалялись и выносили, как правило, расстрельный приговор (часто заочный). Кабинет В.В. Ульриха, бессменного председателя ВКВС, находился в западном конце 2-го этажа южного корпуса. Есть свидетели исполнения смертных приговоров непосредственно в подвалах дома. В таких случаях тела казненных раскладывались в патронные ящики и на крытой грузовой машине отправлялись в Донской монастырь для сожжения в крематории.

В.В. Ульрих.


Подвальное помещение под галереей строения 2 (1866 г.), вход в которое располагался в непосредственной близости от проездной арки.

Патронный ящик, обнаруженный в подвале в 2007 г.

Среди приговоренных Военной коллегией к расстрелу (только в Москве) – писатели И.Э. Бабель, И.И. Катаев, Б.А. Пильняк, С.М. Третьяков, Б. Ясенский, М. Кольцов, режиссер В.Э. Мейерхольд, маршалы М.Н. Тухачевский и А.И. Егоров, маршал авиации С.А. Худяков, крупнейшие ученые Н.Д. Кондратьев, Е.Д. Поливанов и Р.Л. Самойлович, члены политбюро Н.И. Бухарин, Г.Е. Зиновьев, Л.Б. Каменев, С.В. Косиор, А.И. Рыков, В.Я. Чубарь, полный состав правительства Монголии, 25 союзных наркомов и 19 республиканских, 13 командармов, 43 комкора, 85 комбригов, свыше 100 профессоров, более 300 директоров ведущих предприятий.

Справочные помещения, куда обращались родственники осужденных, находились на первом этаже корпуса, выходящего на Никольскую улицу, в бывших помещениях магазинов, где тысячи людей получили одинаковый ложный ответ: «Десять лет отдаленных лагерей без права переписки».

В 1950 г. здания были переданы Московскому городскому военкомату, который и занимал его до середины первого десятилетия ХХI в.




Мы считаем, что снимок сделан между 1934-1935 годами


Московский военкомат в 1980-х гг.

Между тем, по сообщениям прессы, в 2005 г. ООО «Предприятие Сибнефтегаз», дочернее предприятие «Банка Москвы», едва вступив во владение домом № 23 по Никольской улице, предложила снести его вместе с подвалами, вырыть подземную парковку и построить заново22. 13 марта 2006 г. Комиссия при правительстве Москвы по сохранению зданий в исторически сложившейся части города (так называемая «несносная комиссия») под председательством заместителя мэра Москвы Владимира Ресина, повторно рассмотрев вопрос о судьбе здания по адресу Никольская ул., д. 23, стр. 1 и 2, вынесла решение разрешить собственнику здания проведение реконструкции, предусматривающей сохранение только фасадных стен и сводчатых подвалов с полной заменой внутренних конструкций и перепланировкой23. Автор проекта по реконструкции «Расстрельного дома» архитектор Александр Асадов («Моспроект-2») объяснил журналистам, что «без разборки здания невозможно соблюсти все нормативы, а торговый центр нельзя строить без парковки». Архитектор уверен, что даже после сноса дома ему удастся восстановить фасады, и они будут «неотличимы» от старых. В проекте предусмотрен новый элемент — прозрачный стеклянный экран перед домом, в одной из частей дома — зимний сад, стеклянный потолок24.

Общество «Мемориал» обратилось к мэру Москвы Юрию Лужкову и председателю Комитета по культурному наследию г. Москвы Владимиру Соколовскому по вопросу о необходимости сохранения исторических построек, присвоении им статуса объекта культурного наследия и придания им более подобающей функции. «Мы убеждены, что единственно правильное решение — создать в бывшем здании Военной Коллегии (или, по крайней мере, в части этого здания) музей общероссийского значения, посвященный истории политических репрессий», – говорилось в обращении.

Авторы обращения получили письмо заместителя министра культуры и массовых коммуникаций РФ А.Е. Бусыгина № 996-01-66-АБ от 10 ноября 2006 г., в котором говорилось: «Министерство культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации совместно с Федеральным агентством по кинематографии рассмотрели обращение о сохранении здания, расположенного в г. Москве, по адресу ул. Никольская, дом № 23, и возможности создания в нем музея политических репрессий. По информации Роскультуры, указанное здание включено Комитетом по культурному наследию г. Москвы в список выявленных объектов культурного наследия. Минкультуры РФ и Роскультуры поддерживают предложение о создании музея политических репрессий в порядке, предусмотренном законом».

Присвоение зданиям статуса выявленного объекта культурного наследия означает, что в течение года должны быть проведены дополнительные исследования и решен вопрос о включении объекта в государственный реестр. Однако по прошествии пяти лет никаких изменений по данному вопросу не последовало. Охранное обязательство собственником не заключено. Работы по реставрации и приспособлению под музей не ведутся и не планируются. Памятник утвердился на мертвой точке, превратившись в рекламную тумбу.


С 2006 г. дом на Никольской закрыт сеткой. За прошедшие годы она стала плотнее и превратилась в рекламный плакат. Фото 2011 г.

Выводы: Владение по адресу: Никольская ул., д. 23, стр. 1, 2 обладает уникальной историко-культурной значимостью.

Палаты Хованских с подлинным подвалом второй половины XVII в., частично сохранились на высоту двух этажей и на всю длину своего трехчастного фасада.

Вторым по времени возникновения после палат Хованских XVII в. является дом Шереметевых 1790-х гг., с главным трехэтажным фасадом в девять осей с центральным ризалитом в три оси, сохранивший первоначальное оформление дворового фасада. К тем же 1790-х гг. относится западная постройка с подвалом, обозначенная на плане 1799 г.

Украшенный классическим декором трехэтажный с подвалом каменный восточный корпус 1866 г. по проекту архитектора Шейясова включил в себя и северный корпус XVII в.

В результате реконструкции двух наружных фасадов дома Шереметевых по проекту архитектора В.Е. Сретенского в 1895 г. и приспособления его под трехэтажный магазин часов Л.В. Габю владение обрело типичный для Китай-города облик. Рассматриваемые строения в декоративной интерпретации конца XIX столетия выступают неотъемлемой составной частью этого целостного градостроительного образования.

Вместе с тем, значительную архитектурно-градостроительную ценность рассматриваемого ансамбля превышает его мемориальная составляющая, имеющая особое значение для истории и культуры Российской Федерации. С владением связаны исторические личности нескольких эпох – строители собственных домов боярин И.И. Хованский (XVII в.), граф Н.П. Шереметев (XVIII в.); проживавший в доме литератор и философ Н.В. Станкевич (1835 г.).

Именно здесь в 1935–1950 гг. размещалась Военная Коллегия Верховного Суда — один из основных центров сталинских политических репрессий. Здесь под руководством В.В. Ульриха было вынесено несколько десятков тысяч смертных приговоров, выданы тысячи ложных справок. Здесь без суда расстреливали людей. Здесь сконцентрирована национальная трагедия.

В связи с историей данного объекта особо актуальны слова Президента РФ Д.А. Медведева, сказанные в День памяти жертв политических репрессий 30 октября 2009 г.: «Я убеждён, что память о национальных трагедиях так же священна, как память о победах».

Предлагаю категорию историко-культурного значения объекта определить как федеральную. Включить выявленный объект культурного наследия в реестр со сменой имеющегося названия на новое:

«Здание Московской Ремесленной Управы (в основе – палаты И.И. Хованского вт. пол. XVII в., дом Н.П. Шереметева 1790-х гг.), 1866 г., арх. Шейасов, 1895 г. арх. В.Е. Сретенский. Здесь жил литератор и философ Н.В. Станкевич (1835 г.). В 1935–1950 гг. здесь размещалась Военная Коллегия Верховного Суда СССР — один из основных центров сталинских массовых политических репрессий» по адресу: Никольская ул., д. 23, стр. 1, 2.

Определить предмет охраны:

– градостроительные характеристики здания, участвующие в формировании застройки Никольской улицы и Театрального проезда;

– объемно-пространственная композиция ансамбля на кон. XVII – кон. XIX в.;

– композиционное решение и архитектурно-художественное оформление парадных и дворовых фасадов на кон. XVIII – кон. XIX в., включая рисунок переплетов столярных заполнений оконных и дверных проемов;

– пространственно-планировочная структура интерьеров здания в капитальных стенах и перегородках кон. XVII – сер. XX в.

– своды;

– местоположение, архитектура, инженерное решение железной и каменных лестниц;

– местоположение и декоративное оформление 1930–1950-х гг. судебного зала ВКВС и кабинета В.В. Ульриха.

Примечания смотрите на странице автора.

Comments

( 14 комментариев — Оставить комментарий )
pamsik
20 июл, 2012 12:27 (UTC)
Сначала, читала и хотелось срочно пробежаться по Никольской, а потм наоборот - захотелось обходить этот дом за три версты.
Какая у него судьба... Архитекторы и не предполагали, конечно, а таком роке для своего творения...
Не уверена, если честно, насчет музея. А нужен ли он там...
il_ducess
20 июл, 2012 12:30 (UTC)
Нужен. Чтобы на всю жизнь потомки запомнили.
Это нам тяжело мимо даже идти, а молодым нашистам уже будет не тяжело.

В этом отношении я бы равнялась на немцев, ух они как память хранят этого всего.
pamsik
20 июл, 2012 12:41 (UTC)
Вопрос деликатный. Возможно я и неправа...
Поскольку у нас по истории страны уверенная двойка с минусом, то напоминание о том, что творилось, когда одни строили, а другие рушили до основанья - наверное всё-таки надо...
il_ducess
20 июл, 2012 12:31 (UTC)
Это я к экскурсии по Никольской готовлюсь:)))
melanyja
20 июл, 2012 14:06 (UTC)
Спасибо за рассказ. Такое трагичное место в самом центре города! Сохранить нужно обязательно.
il_ducess
20 июл, 2012 19:10 (UTC)
Вроде ему статус дали. Это все-таки старая статья.
m_i_s_t_e_r_x_1
20 июл, 2012 21:24 (UTC)
Непростая судьба у дома ...
(Удалённый комментарий)
il_ducess
21 июл, 2012 20:36 (UTC)
Вроде ему даже охранный статус уже дали...
a_dedushkin
23 июл, 2012 11:08 (UTC)
Надо, ой надо, к тебе придти:)
il_ducess
23 июл, 2012 11:16 (UTC)
Ну я уже 4 месяца тебя жду:))) Тебе же некогда:)))
У тебя же по две елки в день:))))

если тока индивидуально для тебя я могу провести, но тогда боюсь это будет намного короче:)))
opposto
29 июл, 2012 09:43 (UTC)
спасибо!
holu
11 мар, 2013 20:18 (UTC)
Спасибо за рассказ! Вот, оказывается, откуда моего дядю в ящике вынесли...
il_ducess
12 мар, 2013 07:55 (UTC)
Вынесли скорее всего с Большой Лубянки, здесь скорее всего не расстреливали, только приговаривали.
( 14 комментариев — Оставить комментарий )