Ирина Левина (il_ducess) wrote,
Ирина Левина
il_ducess

Categories:

Очень интересные воспоминания: "Мемуары моей бабушки..."

В общем то более всего чтобы не потерялись я поделюсь с вами одной своей находкой..
Алескандра Андреевна Толстая была родственницей моей бабушки по материнской линии – Елизаветы Александровны Хруновой, урожденной Одэ де Сион. Теперь я очень жалею, что никогда не говорила с бабушкой об А.А.Толстой, В юности меня не интересовала история моего рода.
По словам моей матери и ее младшей сестры А.А.Толстая приходилась бабушке двоюродной теткой. Родственные узы идут от отца А.А.Толстой – Андрея Андреевича Толстого через Сарычевых и Философовых, моих прадедов. ... Сохранились перешедшие от бабушки семейные альбомы А.А.Толстой. Там есть фотографии ее сестер – Софьи Андреевны и Елизаветы Андреевны Толстых. Все сестры были фрейлинами. Елизавета Андреевна упоминалась а переписке Л.Толстого с Александрой Андреевной как «придворная тетушка».


Моя мама, когда училась на Высших Женских Курсах ездила в Петербург и , по просьбе бабушки, навестила А.А.Тостую, которая как фрейлина имела квартиру в Зимнем дворце.. Мама рассказывала мне об этом посещении лет 60 тому назад. Я была маленькая в памяти моей сохранилось немногое.
Гостинная Александры Андреевны, где она приняла маму, была устлана серебристо-голубым ковром , в котором утопала нога. Приняла она ее по-родственному, лчень любезно, расспрашивала о Курсах, на которых училась мама. Удивлялась, что мама не стриженная,хорошо причесана и хорошо одета. Она воображала всех курсисток стриженными нигилистками в косоворотках. Лакей подал им на ужин гречневую кашу в серебряном чугунке.
Александра Андреевна умерла в 1904 году, за год до моего рождения.
Однажды, когда я училась в школе 2-й ступени в моей жизни произошло интересное событие. Бабушка вынула из сундука и дала маме старинное , очень широкое платье светло-серого шелка со шлейфом, многочисленными оборками, чтобы мама перешила его для меня. Мне сделали из него нарядное платье. В те годы обручальные кольца, кресты и другие фамильные ценности сдавали в Торгсин в обмен на продукты и одежду. Получение нового платья было для меня событием и я его запомнила.
Но история этого платья оказалась удивительной: моя тетя рассказала мне ее – в 1904 году царская семья ожидала прибавления. Александру Андреевну Толстую, очень уважаемую, пригласили, если родится мальчик, в крестные матери. К предполагаемым крестинам Александра Андреевна заказала себе это самое платье. После четырех дочерей в 1904 году в царской семье родился мальчик. Но Александра Андреевна умерла до его рождения в том же 1904 году.
Платье ни разу не было одето и перешло с другими вещами моей бабушке. Бабушка одела его два раза : на свадьбу старшей дочери Марии – моей мамы и на свадьбу младшей дочери _ Веры – моей тети. Его-то мне и перешивали."

И еще небольшой отрывок про "Летучую мышь":
Развлекаться она тоже любила. В Москву в 1915-16-17 приезжали наши уфимские друзья: А.М.Блинов, А.Я. Шмаринов. С фонта от папы приезжали его друзья офицеры. Мама любила ездить в театры, в рестораны. Когда я была во втором классе. Я заболела корью. Тетя Вера, идеальная семьянинка, очень осуждала маму за то, что та во время моей болезни поехала в модный тогда театр-кабаре «Летучая мышь»: « Ребенок болен, а Маня развлекается!» А я радовалась, когда мама веселилась! Как интересно она после театров рассказывала – о постановках – миниатюрах Балиева, модного тогда конферансье, известного юмориста.
Рассказывала о пародиях на сцены из «Ревизора», где семья городничего просыпается от оглушительного крика петухов за окном, блеяния овец и мычания коров, а девчонка горничная тащит по сцене ночной горшок из спальни, прикрывая его передником не от зрителей, а наоборот, от окон, изображенных на другой стороне сцены.
Миниатюра о Комаринском мужике: бежит по сцене в красной рубахе под пение хора мужик: «Ах ты, сукин сын, Комаринский мужик, - и откуда ты по улице бежишь? Мужик отвечает:»Из театра я московского – переулка Гнездниковского». «А скажи, скажи любезный друг, Касьян, - Почему ты именниник , а не пьян? Очевидно это было в високосном году, когда раз в 4 года , 29 февраля Касьян – имнниник. Касьян отвечает, что я мол сознательный, сейчас война, пить нельзя…
Инсценирована была старинная французская песенка: в винном погребе, под огромной бочкой пьет толстый монах. Упившись, он тут же засыпает. Разверзаются небеса и ангельские головки с крылышками под звон колоколов поют ему каноном : «Братец Яков, братец Яков, спишь ли ты?..»

(С)Н.М. Айдарова " МОЯ ЖИЗНЬ 1905 -1989 годы."
Большое спасибо ее внуку Говорову Александру Алексеевичу.
Tags: Басманная слобода, Воспоминания, Интересное, Толстые
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments