Ирина Левина (il_ducess) wrote,
Ирина Левина
il_ducess

Categories:

Подарок другу. К.П.БРЮЛЛОВ. ПОРТРЕТ О.П.ФЕРЗЕН НА ОСЛИКЕ

Я сама хотела написать про Ольгу Павловну Ферзен-Строганову. Но лучше написать не возможно.
Оригинал взят у divina_augusta в Подарок другу. К.П.БРЮЛЛОВ. ПОРТРЕТ О.П.ФЕРЗЕН НА ОСЛИКЕ


К.П.БРЮЛЛОВ. ПОРТРЕТ О.П.ФЕРЗЕН НА ОСЛИКЕ


...Ольга Павловна Строганова, родилась в 1808 году и была младшим ребенком в семье богатых родителей, принадлежащих к знатнейшим аристократическим фамилиям России. Это была идеальная пара. Отец, Павел Александрович Строганов - известный государственный деятель и полководец. Мать, Софья Владимировна, урождённая княжна Голицына - одна из "законодательниц мод" тогдашней светской жизни, изящная, образованная, утонченно-изысканная женщина, подруга императрицы Елизаветы Алексеевны; её костюмы копировали, как и её манеры. Учредительница нескольких учебных заведений, известная благотворительница, талантливая переводчица - и хозяйка светского салона, где собирались известнейшие люди России.
     
В 1814 году в битве под Лейпцигом на глазах отца погиб единственный сын Строгановых - 19-летний Александр.

В один день Павел Строганов стал седым, а Софья Владимировна просто окаменела и уже никогда не смогла опомниться от горя. Тяжелейшая потеря через три года унесла в могилу 43-хлетнего графа. Четыре дочери не отходили от Софьи Владимировны, стараясь её утешить.Они так любили мать, что даже после замужеств продолжали жить с ней в знаменитом Строгановском дворце, который считался лучшим произведением Растрелли после Зимнего. Отделанный соответственно вкусам разных поколений, в первой половине 19 века дворец Строгановыз считался настоящей сокровищницей, заключавшей в своих стенах превосходные коллекции живописи, скульптуры, минералов, мебели, гобеленов и шпалер - и огромную ценнейшую библиотеку.
Но, несмотря на богатство и знатность, жизнь не щадила Софью Строганову. В 1825-26 годах она тяжело перенесла смерть Александра Первого и императрицы Елизаветы Алексеевны, которая признавалась, что именно Софи Строганова сделала её истинно православной, помогла принять русские обычаи и полюбить Россию. Софье Владимировне оставалось жить ещё 20 лет, и её ждали всё новые и новые потери.
Современники писали о ней восторженно:

Графиня Эделунг:"Будучи очаровательно умна, она не давала чувствовать своё превосходство. Потребно много искусства, чтобы скрывать такое обилие прелестей и добродетелей - полагаю, что невозможно встретить в свете столько совершенства в одном лице".

В.А.Жуковский - А.И.Тургеневу: "Она высокой души женщина, одна из немногих остатков...бывшего значительного общества, в котором с просвещением сохранилось уважение к преданиям старины".

...А теперь я хочу сделать некоторое отступление и написать о бабушке нашей героини - матери Софьи Владимировны Строгановой.
Княгиня Наталья Петровна Голицына, урожденная графиня Чернышева, была женщиной совершенно необыкновенной. Будучи совсем юной, с отцом объездила почти всю Европу и покорила Париж. Прекрасно образованная, в совершенстве владевшая четырьмя европейскими языками, она привыкла быть в центре внимания. Натали не была красавицей, но претендентов на её руку хватало. Избранником её стал представитель одной из знатнейших российских фамилий, князь Владимир Борисович Голицын. Вскоре сыграли пышную свадьбу. Добродушный и безалаберный в финансовых делах князь, успевший основательно расстроить свое состояние, моментально оказался под каблуком жены, где, если верить современникам, чувствовал себя вполне комфортно. Чтобы дать своим пятерым детям хорошее образование, Голицыны в 1783 году отправились за границу. Обосновалась семья в Париже, где приобрела большой особняк. Только революционные события во Франции заставили семью вернуться в Россию, и весь сановный Петербург потянулся в дом на Малой Морской, где поселились Голицыны по возвращении. Вскоре посещения княгини превратились чуть ли не в обязанность для представителей высшего света. Для дворян же без положения посещение салона Голицыной становилось пропуском в высший свет. Для девиц из высшего общества первый выход в свет обычно начинался с посещения княгини, благосклонный кивок которой означал, что девушка вполне созрела для посещения балов и поиска подходящей партии. По средам княгиня обычно давала балы, попасть на которые многие почитали за честь.

Феофил Толстой: "К ней ездил на поклонение в известные дни весь город, а в день ее именин ее удостаивала посещением вся царская фамилия. Княгиня принимала всех, за исключением Государя Императора, сидя и не трогаясь с места. Возле ее кресла стоял кто-нибудь из близких родственников и называл гостей, так как в последнее время княгиня плохо видела. Смотря по чину и знатности гостя, княгиня или наклоняла только голову, или произносила несколько более или менее приветливых слов.И все посетители оставались, по-видимому, весьма довольны".

Вокруг княгини всегда роилась масса слухов. Заметно прибавилось их после выхода в 1834 году повести Пушкина «Пиковая дама». О чем в дневнике поэта осталась любопытная запись: "Моя «Пиковая дама» в большой моде. Игроки понтируют на тройку, семерку и туза. При дворе нашли сходство между старой графиней и кн. Натальей Петровной и, кажется, не сердятся". А ведь рисковал поэт, но княгине было уже за 90 лет и о повести она, наверное, так и не узнала.
С возрастом облик княгини заметно изменился, в обществе её даже прозвали «la princesse moustache» (усатая княгиня). Нрав же её с годами становился только круче. Даже собственные дети трепетали перед матерью. И внучек своих - молоденьких графинь Строгановых - бабушка решила выдать замуж сама, за самых богатых и знатных женихов России, и всегда говорила о том, что хочет видеть своих внучек по меньшей мере княгинями. Поэтому о каких-то мезальянсах в семье Строгановых - Голицыных не могло быть и речи. Три старшие внучки оказались разумными, послушными девушками и сделали великолепные партии, присоединив к богатству и знатности Строгановых богатство и знатность своих мужей.

Так как наследник Строгановых по мужской линии был убит в 1814 году, то неделимое имение семьи - майорат - полностью перешло к старшей дочери - Наталье. По разрешению Синода, чтобы сохранить родовую фамилию, она вышла замуж за дальнего родственника - С.Г.Строганова, укрепив фамилию рождением четверых сыновей. Брак был очень удачным. Совместно супруги занимались благотворительностью и меценатством и принимали огромное участие в создании знаменитой Строгановки - "Школы рисования и ремёсел".



Вторая из сестёр Строгановых - Аглаида - была любимицей и матери, и бабушки. На её бракосочетании с князем В.С.Голицыным присутствовали все члены императорской фамилии.Специально для Аглаиды Софья Владимировна учредила "Марьинский майорат", куда входила большая часть строгановских капиталов. Молодая пара вела себя расточительно, а любящая мать платила за них долги и великолепно отделывала их комнаты в роскошном строгановском дворце. Но через пятнадцать лет после свадьбы князь Голицын умирает. 37-летняя вдова больше замуж выходить не захотела, а стала одной из основательниц и попечительниц Императорского женского патриотического общества.



Третья дочь Строгановых - Елизавета - в 25 лет стала светлейшей княгиней Салтыковой. А через семь лет - вдовой. Её муж, князь И.Д.Салтыков, умер совсем молодым. Потрясение, вызванное его смертью, довело Елизавету Павловну до тяжелой болезни, и она, как это было принято в высшем свете, уехала в Италию искать утешения в красоте природы и искусства. Там же судьба свела её с К.П.Брюлловым, оставившим нам два великолепных портрета этой грустной прелестной женщины.



Именно у неё Брюллов и познакомился с младшей сестрой Елизаветы Павловны - ОЛЬГОЙ ФЕРЗЕН - главной героиней моего повествования, чья романтическая история наделала много шуму в светском обществе Петербурга. Предполагается, что эта история частично легла в основу повести А.С.Пушкина "Метель".

Как и всем сестрам Строгановым, Ольге - самой младшей и самой хорошенькой из них - прочили блестящее светское замужество. И жених на примете матери и бабушки уже имелся - молодой князь Андрей Вяземский. Но Ольга плакала и упрямилась - сердце её принадлежало далеко не такому богатому и знатному молодому человеку - графу Павлу Ферзену. Граф слыл в обществе отъявленным шалопаем, кутилой и мотом, поэтому, когда с его стороны последовало предложение руки и сердца, на положительный ответ семьи Строгановых можно было не рассчитывать изначально. После отказа, по неписаным законам общества, граф не имел больше права посещать дом Строгановых, и молодые люди встречались тайно, оставляя друг другу записочки в условленном месте парка Строгановых.



Но родные девушки готовились к её свадьбе с Вяземским - и с виду хрупкая и нежная Ольга решилась на отчаянный шаг. Её подруга - воспетая Пушкиным Анна Оленина, изначально посвященная в историю любви Ольги и Павла, пишет об этом в своём дневнике:
"Ольга Строганова закончила свою карьеру. После того, как она проделала с графом Ферзеном (самым большим в своем роде шалопаем) все, что только можно вообразить, после того, как она вступила с ним в тайную переписку и имела такие же тайные встречи, она приняла решение и дала себя похитить 1 июля. Она была готова совершить этот немыслимый шаг еще несколько месяцев назад.
Каждый раз, как она ездила со своими сестрами верхом и пускала лошадь галопом, она бросала на землю записочку, которую поднимал ее молодчик. Наконец, отъезд в деревню Городня был решен. Ольга пишет ему записку, в которой говорит: “Замужество или смерть”. Вскоре все готово. Вечером она притворяется, что у нее болит голова: у нее возбужденный вид, она просит разрешения удалиться; выходит в сад, там ее ожидает один из заговорщиков, Бреверн, который отвозит ее к Черной Речке, там они пересекают озеро и, поскольку они очень спешат, Бреверн торопливо усаживает ее в экипаж, где находится Ферзен. Они отъезжают и направляются в Тайцы. Там их ожидают свидетели. Но священник соглашается их обвенчать лишь при условии, что ему будет заплачено пять тысяч и гарантирована тысяча рублей ежегодно. В 5 часов утра они обвенчаны, и Ольга едет ночевать с ним в Тайцы, где ее ждет модистка, чтобы ей прислуживать. Свидетели были Бреверн, Соломирский-старший и Ланской.
Горничная Ольги, поджидая ее, уснула. Наконец, она просыпается и слышит, что все вокруг нее спит. Она входит в комнату и не находит ее. Вот так ее “побег” был обнаружен. Утром принуждены были сказать об этом графине. Бедная мать ее тут же простила, но вернулись они только под вечер. Утром Ольга успела еще сходить с ним на маневры. Ай да баба!
Приехал Император. Думали, что он простит виновных. Он же, напротив, велел их судить. Ферзена отправили в какой-то гарнизон, свидетели за подпись ложных документов были переведены в армию. Ольга последовала за мужем. Она не чувствует никакого раскаяния...

Публикуя дневник А.А. Олениной, ее внучка О.Н. Оом добавила в примечании интересные подробности о том, что графиня С.В. Строганова, стремясь избежать огласки происшествия, написала письмо командиру Кавалергардского полка графу Апраксину о своем согласии на брак Ольги, а ей отправила записку: “Прощаю, благословляю, ожидаю”.
Такое поведение Софьи Владимировны, которая сразу простила любимой дочери проступок, вполне соответствует ее характеру. Она выделила молодым дом у Черной Речки. Рядом с ними жила и сестра Ольги - Елизавета - с мужем. Молодые пары жили весело, дружно и вполне обеспеченно. Ольга цвела как роза - об этом говорят её портреты той поры работы знаменитого художника - акварелиста П.Ф.Соколова, чья воздушная кисть донесла до нас облик хрупкой синеглазой шатенки с нежным лицом - глядя на её ангельскую внешность, трудно поверить, что всё, описанное в дневнике Олениной, было правдой.








Дальнейшая судьба Ольги Строгановой-Ферзен не была безоблачной. Ее супругу довелось переменить в 1829-1830 гг. несколько мест службы: Свеаборгский батальон, Киевский гусарский полк, Кирасирский Ее Величества полк. Вернувшись после подавления польского мятежа в 1830 г. в Кавалергардский полк, П.К. Ферзен прослужил до 1833 г. и вышел в отставку по состоянию здоровья.В семье Ферзенов родилось двое детей: Павел (в 1830 г.) и Софья (в 1832 г.). Про них известно, что П.П. Ферзен был женат на графине Н.И. Толстой, а С.П. Ферзен в замужестве носила фамилию Плещеева.

В 1836 г. Павел Карлович поступил на гражданскую службу и сделал блестящую карьеру: был чиновником по особым поручениям при министре императорского двора, потом управляющим егермейстерской частью, обер-егермейстером. Репутация его в свете в корне изменилась. А.И. Тургенев упоминает его в своем дневнике среди участников завтрака в трактире Демута 24 декабря 1836 г. в обществе А.С. Пушкина, В.А. Жуковского и других известных людей.
Семья Ферзенов поддерживала дружеские отношения во многими знаменитостями. Среди них был замечательный художник К.П. Брюллов, немало произведений которого попало в коллекцию супругов. В 1834 г. Брюллов написал акварелью портрет П.К. Ферзена, а в 1835 г. - “Портрет графини О.П. Ферзен на ослике”, где эта очаровательная женщина изображена, скорее всего, на пути в горный монастырь - в руках у нее молитвенник и четки. Чувствуется большая симпатия художника к своей модели. В это время Ольга Павловна с семьей жила в Италии в гостях у сестры Елизаветы, чей роскошный портрет Брюллов напишет позднее, уже после смерти Ольги.
     

В архиве Брюлловых сохранилось письмо Ольги Павловны, отправленное в марте 1835 г. из Неаполя. Узнав, что художник собирается в большое путешествие на Восток, она писала: “...Мы надеемся и, верно, не тщетно, что вы приедете с нами проститься, имея намерение предпринять столь долгое путешествие. Приездом вашим докажете, что мои просьбы всемогущи над вами, в чем вы меня столь приятно уверяли... Мы ждем вас с нетерпением и надеемся, что вы согласитесь посвятить три или четыре дня вашим старым приятелям...”. Близ Неаполя, вероятнее всего, и была написана акварель, которая в настоящее время хранится в Государственном Русском музее. Любопытно, что на дальнем плане справа внизу изображен долговязый белокурый мужчина на ослике, поразительно похожий на Павла Карловича Ферзена.
Счастливая семейная жизнь супругов Ферзенов была прервана в 1837 г. ранней смертью Ольги Павловны. Незадолго до этого ее великолепный портрет написал К.П. Брюллов, оставляя скорбящему мужу живую память о любимой жене.



Иллюстрации поста:
1.К.П.Брюллов. Портрет О.П.Ферзен на ослике.1835.
2.Ж.-Л.Монье. Портрет графини С.В.Строгановой.1808.
3.Дж.Доу. Портрет графа П.А.Строганова.1825
4.Э.Виже-Лебрен.Портрет гр.С.В.Строгановой с сыном Александром.1795.
5.Дворец Строгановых. Арх.Растрелли.
6.Неизв.художник 1-й четв.19 века. Графиня С.В.Строганова в гостиной своего дворца.
7.Неизв.худ.2-й пол.18 в. Портрет кн.Н.П.Голицыной с сыном.
8.Б.Ш.Митуар. Портрет кн.Н.П.Голицыной. Нач.19 в.
9.Ж.-Б.Сенгри. Портрет гр.Н.П.Строгановой.1820.
10.П.Ф.Соколов.Портрет кн.А.П.Голицыной. 1842.
11.К.П.Брюллов. Портрет кн. Е.П.Салтыковой.1834.
12.Дж.Доу.Портрет О.П.Ферзен.1821(?)
13.Ф.Крюгер.Портрет гр.Ферзена.1830-е гг.(?)
14.О.Кипренский.Портрет А.А.Олениной.1828.
15.Ф.Крюгер. Портрет императора Николая Первого. 1840-е гг.
16.П.Ф.Соколов. Портрет О.П.Ферзен.1829.
17.П.Ф.Соколов. Портрет О.П.Ферзен.1830-е гг.
18.П.Ф.Соколов. Портрет О.П.Ферзен.1836.
18a.П.Ф.Соколов. Портрет Софьи Ферзен, в замужестве Плещеевой.1836.
19.А.П.Брюллов. Портрет О.П.Ферзен.1830-е гг.
20.К.П.Брюллов. Портрет кн. Е.П.Салтыковой.1841.
21.К.П.Брюллов. Портрет О.П.Ферзен на ослике.1835.
22.К.П.Брюллов. Портрет О.П.Ферзен.1837

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments