Ирина Левина (il_ducess) wrote,
Ирина Левина
il_ducess

Categories:

Еще раз про Архаровых

Чтобы не перегружать мой воскресный пост про Дом Архаровых на Пречистенке 16. я сделаю отдельный пост с воспоминаниями внука Ивана Петровича и Екатерины Александровны графа Владимира Соллогуба про них.


Отец мой (граф Александр Иванович Соллогуб) женился на Софье Ивановне Архаро­вой, дочери московского военного губернатора Ивана Петровича Архарова, шефа полка своего имени.

Иван Петрович был женат два раза; сперва -- на Щепотьевой, от которой прижил двух дочерей: Марью, быв­шую замужем за сенатором Захаром Николаевичем Посниковым, и Варвару, вышедшую замуж за Кокошкина, директора московского театра и классического пере­водчика мольеровского "Мизантропа"8, впрочем, им весьма тяжело переведенного. И Посников, и Кокошкин были большие оригиналы. Я их живо помню.
...
По кончине первой своей жены Иван Петрович Архаров женился на Екатерине Александровне Римской-Корсаковой, девушке не молодой, не образованной, ускользнувшей от влияния екатерининского двора, но чрезвычайно замечательной по своему добросердечию, твердости характера и коренной русской типичности К ней относятся преимущественно воспоминания моего детства. От нее родились две дочери: старшая Софья, вышедшая за графа А. И. Соллогуба, моя мать, и вторая -- Александра, вышедшая за А. В. Васильчикова.

Иван Петрович занимал, как выше сказано, важную должность в царствование императора Павла I 20, но тем не менее впал в немилость. Он был сослан на жительство в Тулу, куда немедленно отправился со всем своим семейством. Любопытным эпизодом этого собы­тия было то, что вся Москва их провожала за заставу. Благодарные горожане выражали смело свое сочувствие кто как мог. Иной привез конфекты, другой пироги на трудную и дальнюю поездку. Один молодой литератор привез даже целую кипу учебных книг для детей. Этот литератор был Николай Михайлович Карамзин. Рассказы об этих проводах я часто слышал в семейном кругу, и к ним всегда обращались охотно как к свидетель­ству о почете и общественном уважении, которым поль­зовались Архаровы в первопрестольной столице.
В Туле они оставались, впрочем, недолго.
Какой-то непрошеный гость явился вдруг к бабушке и объявил ей шепотом, что государь скончался. Бабушка тотчас приказала выгнать его вон и запереть ворота на запор. Но известие подтвердилось. Опала миновала, и Архаровы возвратились в Москву.
Тут возобновилась жизнь радушная, приветливая, полная широкой ласки и неугомонного хлебосольства. То не была жизнь магнатов-вельмож Потемкиных, Орловых, Нарышкиных, ослеплявшая бле­ском и давившая роскошью. По дошедшим до меня преданиям, это была жизнь просторная, русская, барски-помещичья, напоминавшая времена допетровские. Стол, всем знакомым открытый без зова, милости просим, чем бог послал. Вечером съезд раз навсегда. Молодежь тан­цует или резвится, старики играют в карты. Так проходила зима.
Летом Архаровы переезжали в под­московную, Звенигородского уезда село Иславское, куда съезжались соседи и москвичи погостить. Игры и смехи не прекращались. (Теперь оно перешло в род Васильчиковых.)
Отличительною чер­тою Екатерины Александровны была семейственность. С дочерьми своими она не расставалась до самой смерти. Отношения свои к родственникам, даже самым отдален­ным, она поддерживала как святыню и считала себя родственницею не только рода Римских-Корсаковых и Архаровых, но и Щепотьевых, потому что Иван Петро­вич сперва женат был на Щепотьевой, а что Иван Петро­вич, что она -- не все ли это было равно. Между тем дочери от второго брака подростали. Первой вышла замуж Софья Ивановна. ...
Я слышал, что московский дом моих родителей был игрушкой. Но эта игрушка вскоре погибла от страшной игры наполеоновского честолюбия. ...
1812 год был страшный, тре­вожный год нашествия двунадесяти языков. Бессчетные обозы потянулись из Москвы к востоку, спасая кое-какие пожитки. Архаровы и матушка с новорожденным переехали в Ярославль. Отец остался в Москве, по­ступил в милицию и находился даже некоторое время на ординарцах при генерал-губернаторе графе Ростопчине. Он был свидетелем смерти Верещагина, растерзанного народом на дворе генерал-губернаторского дом. Он ви­дел все ужасы московского пожара, этой до сего времени неразрешенной загадки, кто сжег Москву. Но воз­вращаться на черное пепелище не было возможности. Архаровы и мои родители переехали на жительство в Петербург. ...
...
Иван Петрович уже скончался. Бабушка жила на двух половинах со своею дочерью, Александрою Ивановной, вышедшею за­муж за Алексея Васильевича Васильчикова, брата супруги Виктора Павловича Кочубея, впоследствии князя и канцлера. Они занимали на Литейной дом, принад­лежащий ныне князю Васильчикову."

Источник
И вообще эти воспоминания чудо как хороши.
Я уже заказала себе книгу:)
Tags: Воспоминания, Золотая миля, Книги, Янькова
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments