March 6th, 2008

Ретро

Светская хроника наших

Мне почему-то показалась интересной эта переписка. Она очень хорошо характеризует действующих лиц.
Из "Известий"
Выбранные места из переписки Журбина и Михалкова
Известный композитор и крупный кинорежиссер выясняют отношения на страницах нашей газеты

На прошлой неделе в двух номерах "Известий" - 26 и 27 февраля - было опубликовано интервью Никиты Михалкова, где он - с небывалой доселе откровенностью - прокомментировал главные сплетни и слухи в свой адрес. На вопрос обозревателя Елены Ямпольской: "Откуда взялся слух о вашей якобы нетрадиционной сексуальной ориентации?" - Михалков, в частности, ответил: "Господин Журбин рассказывал, что он лично поставлял мне мальчиков в своей квартире в Нью-Йорке...". Через несколько дней редакция получила от композитора Александра Журбина открытое письмо Никите Михалкову с пометкой: "Прошу опубликовать как можно скорее". Что мы и делаем, одновременно предоставив кинорежиссеру право ответной реплики.

Открытое письмо Никите Михалкову от Александра Журбина

Господин Михалков!

В номере "Известий" от 26 февраля 2008 года опубликовано ваше интервью, которое содержит порочащую меня информацию.

В частности, вы утверждаете, что я распространяю сведения о вашей нетрадиционной сексуальной ориентации, что я якобы утверждал, что "поставлял вам мальчиков в своей квартире в Нью-Йорке"...

Заявляю официально, что все это клевета, я никогда ничего подобного не утверждал и не произносил. Ваша сексуальная жизнь меня совсем не интересует.

Требую немедленно публично извиниться и признать, что все это ложь. В противном случае я буду вынужден обратиться в суд и потребовать компенсации за нанесенный мне моральный ущерб.

Композитор Александр Журбин

Никита Михалков: "Извиняться мне не в чем"

Господин Журбин!

Редакция газеты "Известия" по Вашей просьбе любезно предоставила мне возможность ознакомиться с Вашим открытым письмом. Откровенно говоря, я немало удивлен Вашим легкомыслием, и вот почему. В моем интервью было сказано просто "господин Журбин". Но не "композитор Александр Журбин". Тем самым Вы либо - по какой-то неведомой мне причине - настолько переоцениваете значимость собственной личности, что даже не предполагаете, будто в прессе могут упомянуть какого-то иного Журбина, и это, на мой взгляд, слишком самоуверенно. Либо Вы не допускаете мысли о том, что подобные гнусности может распространять какой-то другой Журбин, - это слишком самокритично. Я все же склонен предположить, что Вы находитесь во власти первого заблуждения. Однако, как бы то ни было, я действительно имел в виду именно Вас.

Примерно четыре года назад в Москве проходила Неделя французского кино. В день ее открытия, после фильма, Вы посетили некий коньячный коктейль, а затем, видимо, несколько разгорячившись, переехали с компанией в ресторан "Пушкин". Рядом с Вашим столиком, в другой - тоже приехавшей с этого коктейля - компании сидела моя приятельница, переводчик с французского. Она-то и позвонила мне, услышав из Ваших уст леденящую женскую душу историю о том, что нетрадиционная сексуальная ориентация Н. Михалкова - отнюдь не просто слух, но чистейшая правда. Н. Михалков-де неоднократно, приезжая в Нью-Йорк, останавливался в Вашей квартире и устраивал там "кастинг" молодых мальчиков, которых Вам лично приходилось Н. Михалкову поставлять. Причем подробности Вашего рассказа были вполне виртуозны.

Находясь совсем рядом с "Пушкиным", в своей студии, и не веря своим ушам, я, не отключая мобильника, сел в машину и через пять минут был в прихожей ресторана. Через стекло я увидел, как Вы сидите в окружении пяти или шести молодых особ (надо признать - женского пола) и, подобно Ивану Александровичу Хлестакову, с убедительностью, достойной артистов МХАТа лучших времен, рассказываете про меня удивительные небылицы. Все бы ничего, если бы небылицы эти не были столь гнусны. Причем, заметьте, исходили они от первого лица, от свидетеля и участника "событий". Как же тут не поверить?

Когда разговор от квартиры в Нью-Йорке плавно перешел на Вашу московскую квартиру, куда можно отправиться продолжить вечеринку, я отключил мобильный. Честно говоря, г-н Журбин, мне стоило больших усилий не войти в ресторан и не увидеть, как Вы быстро трезвеете. Поскольку, как Вы сами понимаете, хотя я неоднократно бывал в Нью-Йорке, но не только никогда не посещал Вашей квартиры, но и Вас лично видел лишь однажды - в ресторане "Самовар" за фортепьяно, где Вы, видимо, зарабатывали на оплату той самой квартиры, в которой мне так и не довелось побывать...

Однако в зал "Пушкина" я не вошел, удержался. Уж больно лакомый кусок для светской хроники. Произойди все это полтора века назад, я бы, не задумываясь, дал Вам пощечину, вызвал на дуэль и постарался не промахнуться. Боюсь только, полтора века назад наши пути едва ли могли пересечься...

С течением времени горячее желание дать Вам в тыкву остыло и прошло. Сам человек выпивающий, понимаю - чего не набуровишь под коньячными парами, да еще в такой зажигательной компании. Потому, отвечая на вопрос журналиста "Известий", я ничего не уточнял. Просто некто г. Журбин. Но Вы сами "всплыли" - видимо, забыв от долгого пребывания в изгнании за рубежом старую русскую пословицу "На воре шапка горит". Потому извиняться мне, как Вы сами понимаете, перед Вами не в чем. А призыв защитить Ваше достоинство считаю преждевременным. Сами подумайте - сложно защищать то, чего нет. Потому за давностью времени и с учетом того, что Вы - своим открытым письмом - обнаружились и, подобно унтер-офицерской вдове, сами себя высекли, претензий к Вам не имею и в суд подавать не собираюсь.

Никита Михалков


19:10 05.03.08
Ретро

Чиновникам не заплатили

Помещаю тут статью с одной целью. Это очень типично для нашей страны сейчас. Ну хоть что-то хочется сделать, чтобы дать этим хопугам по рукам. Не заплатили пожарникам, ментам, в администрации вот и травят хорошее дело.

PDA.Lenta.ru: В России: 2008/03/05 17:06:22

Больница города N
В 2005 году врач Максим Осипов начал в Тарусе Калужской области эксперимент: он методично стал превращать захудалую земскую больницу в захудалом провинциальном городке в больницу приличную. Спустя три года в ход эксперимента вмешались местные власти. Остается ли теперь у жителей Тарусы надежда на приличную медицинскую помощь – уже большой вопрос.

Максим Осипов – интеллигентный, начитанный человек, известный врач-кардиолог и довольно успешный бизнесмен. В начале 90-х, после получения степени кандидата медицинских наук, он жил в США и написал там совместно с американским врачом Нелсоном Шиллером монографию "Клиническая эхокардиография". Вернувшись в Россию, Осипов напечатал ее, получив в качестве гонорара большую часть тиража. Так возникло издательство "Практика", печатающее главным образом переводную медицинскую литературу.

Стоп. 1991 год. Перспективный врач, кандидат наук уезжает в Америку. Можно сказать, успевает выскользнуть из разваливающегося здания за секунду до окончательного обрушения. И – возвращается через год. На руины.

Как вспоминает Осипов, издательский бизнес сильно мешал врачебной практике, и через некоторое время он от нее отказался. Но потом снова захотел практиковать. В начале 2005 года он устроился на работу в больницу города Таруса Калужской области.

Еще раз стоп. 2005 год. В России стабильность, в Москве потребительский бум. У человека хороший бизнес. И – он отправляется работать, извините за банальность, земским врачом.

В сентябре 2005 года Осипов создал благотворительное Общество помощи Тарусской больницы. В 2006 году на помощь ему приехал молодой кардиолог Артемий Охотин, и вместе они, как напишет позже Осипов, "так ловко справлялись, что больных стало не хватать". Общество закупало для Тарусской больницы современное оборудование и компьютеры, больница стала принимать жителей других городов, где своих больниц не было, радикально снизилась смертность.

Свои впечатления о жизни и работе в Тарусе Осипов обобщил в очерке "В родном краю" (фрагмент опубликован в "Отечественных записках", номер 3 за 2006 год, полностью – в "Знамени", номер 5 за 2007 год), который оказался настолько хорош, точен и пронзителен, что не было никаких натяжек, никакого дискомфорта в том, что его сравнивали с очерками Чехова. Конечно, толстые журналы нынче почти никто не читает, но есть проект "Журнальный зал" и блоги, благодаря которым очерк Осипова нашел своего благодарного читателя. Кстати, в очерке Осипов не указал, в какой именно больнице он работает, а Тарусу назвал "небольшим городом N.", но эта нехитрая конспирация довольно быстро была раскрыта.

Читающая публика требовала продолжения, и оно последовало: в том же "Знамени", в номере 12 за 2007 год был опубликован новый очерк Максима Осипова "Грех жаловаться".

Тарусская больница прославилась вместе с Осиповым. Попечительский совет Общества помощи возглавила Ирина Ясина, в прошлом возглавлявшая благотворительный фонд "Открытая Россия", основанный Михаилом Ходорковским. В совет вошли, помимо Максима Осипова и главврача Тарусской больницы Ирина Олейниковой, известные врачи Сергей Абугов, Симон Мацкеплишвили и Сергей Готье, писатель Людмила Улицкая, публицист Виктор Шендерович и журналист Михаил Шевелев.

На "начальство" Осипов сетовал еще в первом очерке. Например: "Идиотизм власти (областной, московской) даже не обсуждается, обсуждаются только способы ее обмана". Или: "Сколько человеку жить, надо ли бороться с болезнью всеми известными науке способами, решает не сам человек, а начальство[...], потом все кричат: 'Куда только смотрит государство!' А государство — это милиционеры, что они понимают в медицине? Они и не могут иначе измерить ее, как числом амбулаторных посещений, продолжительностью госпитализации, количеством 'высокотехнологичных' исследований и тому подобного". Впрочем, все это поначалу не было критичным: "Что же хорошего я вижу? Свободу помочь многим людям. Даже если помощь останется невоспринятой - дать возможность помощи. Отсутствие препятствий со стороны врачей, администрации".

Но чем дальше заходило переустройство Тарусской больницы, тем больше Осипову приходилось общаться с чиновниками. И тем больше они мешали. Во втором очерке Осипов пишет, что после знакомства с российскими чиновниками уверился в буквальной правдивости того, что писал о них Гоголь. Участие "начальства" в переустройстве сводилось в основном к бесчисленным проверкам, например, пожарным. Главврач Ирина Олейникова, готовя открытие нового кардиологического отделения больницы, получила от главы администрации Тарусского района Юрия Нахрова два выговора, которые были сняты только по решению суда.

До поры до времени дела еще шли: в конце 2007 года было отремонтировано терапевтическое отделение. 10 февраля 2008 года в Московском международном доме музыки благотворительный концерт в помощь Тарусской больнице устроил знаменитый скрипач и дирижер Владимир Спиваков. 29 февраля открылось кардиологическое отделение. На церемонии открытия было зачитано приветствие министра здравоохранения и социального развития Татьяны Голиковой, которая особо отметила, во-первых, " пробуждающуюся в нашем обществе гражданскую инициативу и растущий интерес к проблемам малых городов", а во-вторых, тот факт, что результатам работы Тарусской больницы "могут позавидовать многие федеральные клиники".

Вероятно, Татьяна Голикова была не в курсе того, как развиваются отношения Тарусской больницы с местными властями. 8 февраля по решению районного суда Тарусы ее деятельность была приостановлена за нарушение норм противопожарной безопасности. Это решение было оспорено в Калужском областном суде, который 22 февраля его отменил и вернул дело на новое рассмотрение.

3 марта глава администрации Нахров уволил Олейникову с поста главврача Тарусской больницы на том основании, что она якобы не имела права открывать кардиологическое отделение якобы закрытой больницы. Максим Осипов заявил по этому поводу "Российской газете": "Свобода чиновника раздражает. Он считает территорию своей и не может здесь терпеть людей, полностью ему неподконтрольных. Они не могут понять, что я вот так просто, без всякой корысти хочу сделать Тарусу центром самой современной медицины".

Но это, как выяснилось, было еще только начало. 4 марта стало известно, что в отношении группы сотрудников Тарусской больницы возбуждено уголовное дело по части 4 статьи 159 УК (мошенничество в составе организованной группы или в особо крупных размерах). Попросту говоря, врачей заподозрили в том, что они разворовывали спонсорские деньги. В Обществе помощи Тарусской больнице утверждают, что никаких денег больнице никто не давал, ремонт делали и оборудование закупали сами спонсоры.

УБЭП 4 марта изъял в Тарусской больнице бухгалтерские документы. Остается дождаться, пока правоохранительные органы их изучат и сообщат, что они там обнаружили.

В тот же день, 4 марта, в Тарусу для изучения ситуации вокруг больницы приехали заместитель калужского губернатора Виктор Бабурин и глава областного министерства здравоохранения и социального развития Юрий Кондратьев. Глава попечительского совета Общества помощи Тарусской больнице Ирина Ясина собирается на прием к губернатору Анатолию Артамонову.

Максим Осипов и Артемий Охотин в тот же день выступили с совместным заявлением по поводу всего произошедшего. Они подчеркивают, что не делают ничего политического, что они – прежде всего врачи и хотят лечить людей, просто хотят иметь оборудование, на котором можно нормально работать, просто хотят, чтобы то самое "начальство" не мешало им работать. Осипов и Охотин пишут, что увольнение Олейниковой и возбуждение уголовного дела они "воспринимают как пощечину. Без ответа она не останется".
Артем Ефимов
Ретро

Ура!! Маленькая победа.