Ирина Левина (il_ducess) wrote,
Ирина Левина
il_ducess

Categories:

Про Марью Ивановну Римскую-Корсакву

Сегодня у нас уже был показан этот дом в Твербуле:

В начале 19 века он принадлежал интересной женщине княгине Марии Ивановне Римской-Корсаковой (1764/5-1832).
Он ней немного написала "знаменитая бабушка" Елизавета Петровна Янькова, урожд. Римская-Корсакова.

Из "Рассказов бабушки":
"Упомянула я про Марью Ивановну Римскую-Корсакову, так и стану про нее договаривать. Она была урожденная Наумова (дочь Ивана Григорьевича, женатого на княжне Варваре Алексеевне Голицыной) и вышла за Александра Яковлевича Римского-Корсакова. Он был камергером при императрице Екатерине II, прекрасный собой и человек очень богатый, но, сколько я о нем слыхала, не из очень умных.



Марья Ивановна была хороша собой, умна,ласкова. приветлива и великая мастерица устраивать пиры и праздники. Была она пребогомольная, каждый день бывала в Страстном монастыре у обедни и утрени,и, когда возвратиться с бала, не снимая платья, отправится в церковь вся разряженная. В перьях и бриллиантах отстоит утреню и тогда возвращается домой отдыхать.



Ее дом был напротив Страстного монастыря; она и сама любила повеселится и веселила Москву, давая балы для своих дочерей, которых у нее было пять:
1. Варвара Александровна за Ржевским ум. в 1813 г.
2. Наталья была за Акинфовым Федором Владимировичем, впоследствии он был сенатором
3. Софья Александровна а Александром Александровичем Волковым, жандармским генералом;
4. Екатерина сперва за Андреем Павловичем Офросимовым (его матерью была та самая Офросимова, которую боялись все. прим. il_ducess), а потом за Алябьевым Александром Александровичем;
5. Александра Александровна за моим племянником, князем Александром Николаевичем Вяземским.


А.А. Римская-Корсакова рисунок Пушкина:)

... И еще было три сына: Павел, Григорий и Сергей Александровичи. Павел и Григорий умерли холостыми, Сергей женат на Грибоедовой (кузине А.С. Грибоедова Софье. прим. il_ducess)."

Вот еще другой отрывок:
" Марья Ивановна была премилая и преобходительная женщина, которая всех умела обласкать и приветить, так вот в душу и влезет, совсем тебя заполонит. Она имела очень хорошее, большое состояние и получала немало доходов, да только уж очень размашисто жила и потому была всегда в долгу и у каретника, и у того, и у сего. Вот придет время расплаты, явится к ней каретник, она его так примет, усадит с собой пить чай, обласкает, заговорит - у того язык не шевельнется не то что попросить платы, напомнить посовестится. Так ни с чем от нее и отправится, хотя и без денег, но довольный приемом.
Вздумалось Марье Ивановне съездить за границу, что в прежнее время стоило недешево, а денег у нее нет; занять, может статься, было не у кого или занимать не рассудила, она возьми да и продай один из своих двух домов, что против Страстного монастыря, тот, который поменьше, за пятьдесят тысяч ассигнациями; с этими денежками и повезла двух меньших дочерей тешить, да и самой позабавиться; года полтора она путешествовала, пока из кармана все не вытрясла. И после того сама рассказывала всем и хвасталась своею оборотливостью: "Вт какую аферу я сделала, съездила даром в чужие края, только флигелек продала, на эти деньги и путешествовала."
Каково? Вот такие бывали еще чудачки.
С молодыми людьми, которых она прочила своим дочерям в женихи, она была тоже мастерица обращаться: так очарует, заколдует, что они и не почувствуют, как предложение сделают. То зовет на вечер, то пригласит к себе в ложу, к обеду, а летом куда-нибудь за город соберется на катание большим обществом... Она первая ввела в обыкновение, чтобы на Святой неделе под Новинском (где всегда ездили в каретах) ходить пешком и по балаганам."

Тут уже про ее сына - следующего хозяина этого дома, уже внук пишет:
" Сергей Александрович, в 1845-1851 годах, живя в своем доме напротив Страстного монастыря веселил Москву своими многолюдными и блестящими праздниками, и можно сказать, что был не последним московским хлебосолом. Его дом, при его матери, приветливый и радушный, в продолжение стольких лет средоточие веселий столицы, еще раз оживился и в последний раз заблестел новым блеском и снова огласился радостными звуками: опять осветились роскошные и обширные залы и гостиные, наполнились многолюдною толпою посетителей, спешивших на призыв гостеприимных хозяев, живших в удовольствие других и веселившихся весельем каждого.
В сороковых годах дом С.А. Корсакова был для Москвы тем же, что когда-то бывали дома князя Юрия Владимировича Долгорукова, Апраксина, Бутурлина и других хлебосолов Москвы. ...
Каждую неделю, по воскресениям, бывали вечера запросто, и съезжались иногда более 100 человек, и два, три большие бала в зиму. Но из всех балов, особенно были замечательны два маскарада, в 1845 и 1846 годах, и ярмарка в 1847 году: это были многолюдные блестящие праздники, подобных, которым я не помню и каких Москва, конечно, уже никогда более не увидит."

Мы как то с Зиной madiken_old уже собирались сюда на бал, да так и не доехали:):)
А летом кто же на балы ездит, летом в имения овец пасти да курочек кормить - пасторальные картины:)

и как рука то поднялась в 1960-х такой дом снести!!!!
Tags: Корсаковы, Рассказы бабушки, Старая Москва, Твербуль, книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments