Ирина Левина (il_ducess) wrote,
Ирина Левина
il_ducess

Categories:

Петр Петрович Боткин

Сегодня была уже первая часть про Боткиных.

Посмотреть на Яндекс.Фотках За фото большое спасибо уважаемому huck_d
Это родовое гнездо всех Боткиных в Петроверигском.
После смерти отца старшие братья уже мало занимались семейным торговым делом. Василий Петрович был занят литературными трудами, надолго уезжал в Петербург и за границу, состояние его здоровья все ухудшалось. Николай Петрович также не занимался делами. Поэтому все большое и сложное предприятие Боткиных осталось на руках их младших братьев - Петра (1831-1907), ставшего главой фирмы, и Дмитрия. Между ними наметилась своеобразная специализация в ведении дел. Торговля и переговоры с покупателями находились всецело в руках Петра, ежедневно сидевшего в «амбаре», в Гостином дворе. Дмитрий же занимался главным образом кабинетной работой. Он был хозяином в «конторе», помещавшейся на Маросейке, в фамильном доме.

Про Петра Петровича не так много написано, как про братьев. И потрет только такой.

По воспоминаниям современников, Петр Петрович Боткин обладал незаурядным коммерческим талантом. Фирма под его руководством процветала и вскоре была преобразована в товарищество. Петр Боткин был ярким представителем московского купечества нового поколения. Он настолько сроднился с Москвой, что его нельзя было «вытащить из амбара». За границу он выезжал редко. В обществе совсем не бывал. Даже к ближайшим родственникам всегда только «заскакивал», никогда не оставаясь обедать. Отмечали его тонкий и саркастический ум. Петр Петрович был весьма энергичным старостой в церкви Успения на Покровке и одновременно церковным старостой Архангельского собора. Позднее он стал старостой в открывшемся храме Христа Спасителя.

Традиционная для купца глубокая религиозность сочеталась в нем с чертами абсолютно современными. Петр, к примеру, чуть ли не единственный из братьев не носил усы и бороду.
Он был усердным старостой своей приходской Успенской церкви на Покровке, следил за состоянием здания храма и удовлетворял все его материальные нужды. А после освящения храма Христа Спасителя стал и его старостой: эту должность традиционно занимали состоятельные купцы, имевшие возможность на свои средства обеспечивать храм всем необходимым и поддерживать его в исправности. Современники запомнили, как Петр Боткин-младший чтил Владимирскую икону Божией Матери и всегда по дороге заходил в Успенский собор, чтобы поклониться ей.

Вот например, отрывок из воспоминаний Н. А. Варенцова:
У меня сохранился в памяти один из рассказов -- об известном купце Петре Петровиче Боткине, состоящим церковным старостой при храме Христа Спасителя, отличавшимся большой любезностью и обходительностью со всеми; так, встречая кого-либо из своих знакомых, он здоровался с ним особым придыханием и радостными глазами, делая вид, что эта встреча доставляет ему большое удовольствие. Обыкновенно по праздникам П.П. Боткин отправлялся в храм Христа Спасителя, имея обыкновение заезжать в Успенский собор, где в то время старостой был известный богатый московский купец Максим Ефимович Попов, тоже отличавшийся любезностью и скупостью.

П.П. Боткин заезжал в Успенский собор, чтобы приложиться к чудотворной иконе Божьей Матери, после чего с особым благоговением снимал лампадку, висевшую перед иконой, и выпивал масло, считая его за целебное. После чего подходил к свечному ящику к М.Е. Попову и, как он проделывал со всем, также и с ним здоровался с придыханием от приятной встречи: «Здравствуйте, Максим Ефимович, заехал к вам в собор приложиться к чудотворной иконе и выпить святого маслица, уж очень хорошо действует на мою грудь! Вот, что значит масло святое, очень полезное! Всегда себя чувствую гораздо лучше, когда выпью». М.Е. Попов тоже спешит ответить с приятной улыбкой на лице, на любезность -- любезность, в душе же крайне недовольный Боткиным, выпивающим его дорогое оливковое масло.
отсюда...

С начала 80-х гг. Боткины параллельно с чайной торговлей занялись также сахарным делом. С этой целью в 1882 г. было приобретено имение «Таволжанка» в Курской губернии со старым сахарным заводом. В короткий срок, вложив крупные средства, Боткины модернизировали производство. Были прикуплены и арендованы дополнительные земли для устройства свекловичных плантаций. Налажено административное управление. В результате уже через несколько лет производительность завода увеличилась в два раза. Во времена расцвета дела на свекловичных плантациях работало до 10 тысяч человек, а завод вырабатывал ежегодно около 800 тыс. пудов сахара. За высокое качество продукции завод неоднократно награждался медалями: большой золотой - на Парижской выставке в 1889 г., бронзовыми - на Антверпенской (1885 г.) и Чикагской (1893 г.) всемирных выставках. Предприятие наращивало свою мощность и в дальнейшем. Однако основой благосостояния семьи Боткиных оставалась чайная фирма.

Женат он был на Надежде Кондратьевне Шапошниковой. У них было три дочери: Анна, вышедшая замуж за купца Андреева и вскоре разведенная; Надежда - ее супругом был известный художник и коллекционер икон И.С. Остроухов(помните у меня уже было „Дула, опять пелеглела класное вино! И из битков жил не блызжет! Ублать!“); Вера, ставшая в 1887 г. женой Н.И. Гучкова, будущего московского городского головы и общественного деятеля, брата знаменитого А.И. Гучкова. Кстати, фамильный особняк Боткиных в Петроверигском был передан в приданое Вере, которая поселилась в нем вместе с мужем Н.И. Гучковым, занявшим должность директора товарищества чайной торговли «П. Боткин и сыновья».


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Интересные воспоминания о девочках Боткиных и об Петре Петровиче оставила Екатерина Алексеевна Андреева-Бальмонт. Сестра первого мужа Анны Боткиной.
"Она(мать Андреевой) очень неодобряла, что наших знакомых барышень Боткиных(дочерей Петра Петровича) возили в булочную Филиппова смотреть, как там ставят тесто и пекут хлеб. "Что это им даст, смотреть,как голые мужики ворочают пудовые чаны; проще дома у своей кухарки поучиться."

Вообще слова Екатерины Алексеевны о Боткиных может быть не совсем объективны. Слишком много горя они принесли семье Андреевых. После ухода Нюни, так звали Анну Петровну в семье, Василия Алексеевича Андреева разбил паралич после нервного удара, он стал похож на старика.
Его мать говорила:"Так распустится из-за скверной бабы недостойно мужчины".

Петр Петрович дал за старшей дочерью большое приданное - 200 тысяч рублей. Вася по совету новоиспеченного тестя вложил их в покупку прованского масла, чтобы поддержать на плаву семейную фирму, которая свалилась на его неопытные плечи по смерти отца.
После ухода дочери от Василия Андреева Петр Петрович потребовал вернуть вложенные 200 тысяч. Что привело к необходимости продать семейную торговую фирму. По-этому в семье Андреевых П.П.Боткина просто ненавидели.

"Опытный делец, хитрый и лицемерный человек (в Москве говорили, что Щедрин списал с него своего Иудушку)".

Вот такой он Петр Петрович и его потомки...
Tags: Боткины, Ивановская горка, Старая Москва
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments