Ирина Левина (il_ducess) wrote,
Ирина Левина
il_ducess

Categories:

Купеческая семья Боткины ч.1

История знаменитой купеческой семьи Боткиных на протяжении длительного времени была тесно переплетена с историей Москвы. Еще с 1830-1840-х гг. члены этой семьи занимали выдающееся место не только в торгово-промышленной, но и в культурной и интеллектуальной жизни Первопрестольной. Боткины были одной из тех коренных русских династий, что составляли костяк нации, ее золотой фонд. Они всегда были на виду, в самой гуще событий. Недаром один из них разделил трагическую судьбу последнего российского императора и его семьи, оставшись до конца верным своему долгу.


Они были хозяевами этого дома. Фото стащила у Дедушкина. у меня его до сих пор нет:)

Это большой и разветвленный род. Попробуем в нем разобраться.

История рода Боткиных ведет свое начало с давних времен. Впервые имя торговых людей Боткиных появляется в переписной книге г. Торопца в 1646 г. Во времена своего расцвета Торопец считался довольно крупным торговым центром на пути из Новгорода и Пскова в Москву, на Волгу и в Киев и далее к южным и восточным странам. Из переписной книги 1646 г. известно, что у одного из Боткиных в начале ХVII в. было четыре сына: Георгий, Ларион, Федор и Лаврентий. Федор и явился родоначальником той ветви рода Боткиных, которую можно проследить документально до XIX в. и далее.
Торговое значение Торопца падает с основанием Петербурга, и к концу ХVIII в. Боткины переселяются в Москву. По одним свидетельствам, это произошло в 1791 г., по другим - Конон Боткин постепенно переводил свою торговую деятельность в Москву, а затем вместе с семьей окончательно обосновался в Первопрестольной.

Существуют и другие версии начала предпринимательской деятельности Боткиных. Согласно им, Конон Боткин происходил из крепостных крестьян Псковской губернии и, выкупившись на волю, переселился в Москву и занялся торговлей. Его сыновья, Дмитрий и Петр, продолжили деятельность отца. Однако главная заслуга в основании торгового чайного дела принадлежит Петру Кононовичу (1781 или 1783–1853). Записавшись в 1801 году в московское купечество, он открыл торговый чайный дом и повел меновую торговлю непосредственно с Китаем.

Как свидетельствует справка московского Биржевого комитета, 9 ноября 1802 года Боткины полностью закрепились в Москве, а деятельность их проходила и в Москве и в Петербурге. В ноябре 1832 года на торгах в Московском губернском правлении они купили усадьбу и дом на Маросейке (в Петроверигском переулке), в котором выросли многочисленные дети Петра Кононовича Боткина.


Петроверигский переулок. Усадьба Боткиных. Фото кон.19 века из собрания Готье-Дюфайе.

Боткины имели свой склад и магазин на Нижегородской ярмарке, куда поступал чай из Кяхты. Торговая фирма «П. Боткин и сыновья» (позднее – «Петра Боткина сыновья») выписывала чай непосредственно из Китая и торговала им без посредников. Это обеспечивало высокое качество чая и снижало издержки. Обороты фирмы достигали нескольких миллионов рублей. У торгового дома имелись собственные отделения в Китае: в Ханькоу и Шанхае, а также в Лондоне. Такое отделение было и в Петербурге, в Гостином дворе. Однако, несмотря на размах дела, персонал фирмы был немногочислен. Контора фирмы помещалась в семейном доме на Маросейке, в двух небольших комнатах на первом этаже. В одной, большей, сидели 3–4 конторщика, а в маленькой – сам глава фирмы Петр Кононович и главный бухгалтер немец Владимир Карлович Фельдман. Малочисленность персонала объяснялась отсутствием на первых порах розничных продаж. Вся торговля велась в московском Гостином дворе, где помещались амбары и склады и где чай продавался «десятками, сотнями и более в ящиках и цыбиках». Впоследствии предприятие изменило свою форму. В 60-е годы были открыты и розничные магазины. Три таких магазина имелись в Москве: на Тверской, Кузнецком мосту и Ильинке.


Петр Кононович.

Торговля чаем составляла основу благополучия многочисленной семьи Боткиных. От двух жен у Петра Кононовича было 25 детей. Из них выжило только 14. От первой жены, урожденной Барановой(1791-1824), – три сына: Василий, Николай и Иван, и две дочери: Варвара и Александра. Про первую жену ничего не известно. Умерла она совсем молодой. Вторым браком Петр Кононович сочетался с Анной Ивановной Постниковой (1805-1841)(Постниковский пассаж помните?) из купеческой семьи. По словам одного из внуков, видевшего ее фотографию с портрета, она была красивой и элегантной женщиной. Но и она прожила недолго. От второго брака Петра Кононовича выжили шесть сыновей: Павел, Дмитрий, Петр, Сергей, Владимир и Михаил, и три дочери: Екатерина, Мария и Анна.

О сыновьях я расскажу подробно ниже, сейчас упомяну о судьбах его дочерей.

От первого брака родились Варвара и Александра. Старшая жила в Москве и была замужем за Федором Ястребцевым; вторая - за Вязгиным и жила в Петербурге. Мужья их, по-видимому, были из купеческого рода. Больше о них не известно ничего.

Старшая из дочерей от второго брака П. К. Боткина – Екатерина Петровна – в 1851 году вышла замуж за известного в Москве фабриканта – старообрядца Ивана Васильевича Щукина.

Она получила хорошее домашнее воспитание, любила литературу, увлекалась музыкой. У них было 11 детей (пять дочерей и шесть сыновей). Сыновья, видимо, унаследовали от Боткиных страсть к искусству и собирательству. Особенно прославили себя Сергей – создатель знаменитого собрания французских импрессионистов и постимпрессионистов, и Петр, собравший коллекцию русской старины, переданную им затем в Исторический музей.(!) (Все коллекционеры Москвы были между собой родственники оказывается)


Мария Петровна Боткина-Шеншина

А.А. Фет.
В 1857 году еще одна из сестер Боткиных – Мария Петровна – выходит замуж за известного поэта Афанасия Фета (Шеншина) – помещика Орловской губернии. «Мы называли Шеншиных, – вспоминает один из племянников Марии Петровны, – «старосветскими помещиками» или «соседями Лариных» – уж больно они напоминали нам эпоху Евгения Онегина. Приезд их сопровождался целым караваном деревенских лакомств (особенная домашняя яблочная пастила, варения, наливки и т. п.). А в Москве дом Шеншиных напоминал мне дом Фамусова из «Горя от ума».
Фет долго долго приходил в гости к Маше в мезонин в Петроверигском, а потом решился все-таки посвататься.
про них можете прочесть подробно тут:http://gazeta.aif.ru/online/dochki/344/42_01?print

Младшая дочь П. К. Боткина, Анна, вышла замуж за известного в Москве профессора медицины П. Л. Пикулина. В молодые годы он входил в состав кружка Т. Н. Грановского, дружил с А. И. Герценом, со многими известными купеческими меценатами, а также с писателями, артистами, художниками. Собрания у Пикулиных оставили заметный след в жизни литературной и художественной Москвы.

О личности самого главы семейства Петра Коновича сохранились противоречивые отзывы. Многие говорили о нем как об энергичном, умном, обладавшем деловой хваткой человеке. П. К. Боткин сумел дать своим многочисленным детям прекрасное образование и не мешал им в дальнейшем заниматься тем делом, к которому их влекло. Даже по отношению к старшим сыновьям, которых он хотел привлечь к работе в фирме, отец проявлял редкую в купеческой среде тех лет терпимость, с уважением относился к их выбору и даже поддерживал их стремление к самообразованию. Иначе трудно объяснить, как мог бы его старший сын, Василий Петрович, много помогавший отцу в торговых делах, не достигнув еще и 25-летнего возраста, путешествовать по всей Европе.

Семья Боткиных была очень типичной для старого московского купечества. Образ жизни большинства обитателей дома на Маросейке немногим отличался от быта других особняков купеческой Москвы. Хотя семья Боткиных, благодаря старшему из сыновей, Василию Петровичу, возвышалась над общим культурным уровнем купеческих семей того времени, она в большой мере была пронизана духом той среды, где ценилось не образование, а коммерческая практика. По воспоминаниям близкого родственника семьи А. Фета, дом Боткиных походил на большой комод с бесчисленными ящиками и отделениями. В каждом ящике-закоулке шла своя обособленная жизнь. В то время, когда в бельэтаже у Василия Петровича и Грановского собирались лучшие умы России, на антресолях, в небольших душных комнатушках, где помещались детские комнаты и спальни взрослых, перед старинными иконами молились женщины большого боткинского гнезда. Здесь же на жестких диванах укладывали спать младших мальчиков.

Детство младших Боткиных протекало в обычных условиях быта московского купечества. «Домашняя обстановка, – вспоминает в «Семейной хронике» жена С. П. Боткина, Екатерина Александровна, – особенно в отношении детей, была суровая. Отца боялись. Он был, в сущности, добрым человеком, но никогда не баловал детей, считая это вредным. Он хотел, чтобы они добились своего места в жизни, как он сам, – настойчивым трудом, при отце младшие дети никогда рта не раскрывали, да и некоторые из старших робкого характера держали себя с ним приниженно». Отец сумел привить детям не только уважение к труду, но и к своему сословию. Современники отмечали еще одно качество Боткиных. Вся семья отличалась редкой сплоченностью, взаимопомощью, а также радушием и отзывчивостью.

Петр Кононович скончался в 1853 году, оставив духовное завещание «по английскому образцу». Только два старших сына от каждого брака (Василий, Николай, Дмитрий и Петр) становились во главе торгового дома. Им в равных долях оставлялись дом и весь капитал, из которого они, в свою очередь, обязаны были выделить всем остальным детям по 20 тыс. рублей каждому. Таким образом, из капитала торгового предприятия, по свидетельству самих Боткиных, без особого ущерба было выплачено 200 тыс. рублей – сумма по тем временам весьма внушительная. Отсюда видно, что отец оставил своим детям значительный капитал. Петр Кононович был уже не только московским купцом 1-й гильдии, но и потомственным почетным гражданином, как и его дети.

Но старшим Василию и Николая торговые дела были не интересны и семейную дело продолжали Дмитрий и Петр.

А теперь коротко о двух старших сыновьях.
1. Василий Петрович (1811 -1869)- молодой купец-романтик быстро вошел в среду литераторов. Боткин познакомился с Белинским, который ввел его в «кружок Станкевича». Молодой купец-самоучка, ставший знатоком западноевропейских языков, очень заинтересовал московских интеллектуалов того времени.


В.П. Боткин.
Среди его друзей - цвет литературной и интеллектуальной Москвы: Белинский, Герцен, Огарев, Тургенев, Грановский, И.С. Аксаков, Дружинин, Кольцов, Панаев, Бакунин, Некрасов и др. Многие из них были люди энциклопедических знаний, но по разносторонности эрудиции в сфере искусства (одновременно и литература, и музыка, и живопись) вряд ли кто мог сравняться с Боткиным. Кроме того, он был признан в этом блестящем кругу мыслителей одним из лучших истолкователей Гегеля. Знание языков давало ему возможность постоянно следить за литературной и культурной жизнью европейских стран.

Дом в Петроверигском становится одним из центров литературной Москвы, полем битвы, где сражались западники и славянофилы. Боткин хотя и слыл западником, но не таким яростным, как, например, Тургенев. «Западник, только на русской подкладке, из ярославской овчины, которую при наших морозах покидать жутко», - писал близко знавший своего родственника поэт Афанасий Фет.


В.П. Боткин.
Гостеприимный дом Боткиных был последней московской квартирой Белинского перед его отъездом в Петербург. И впоследствии, приезжая в Москву, критик так же, как и Тургенев, Панаев, Дружинин и др., останавливался большей частью у Боткина. Бывали здесь и Гоголь, и великие актеры Щепкин и Мочалов.

После смерти отца в 1853 г. пока не подросли младшие братья Дмитрий и Петр, Василий вынужден был заняться делами фирмы. Он фактически становится главой семьи, главой торгового дома.
Вместе с тем Боткин болезненно переживает свое возвращение к торговым занятиям. «Здесь я словно в лесу, нет, хуже - в лесу тень и свободно, а здесь словно одни стволы без листьев», - пишет он в ноябре 1855 г. Некрасову. Как только представилась возможность, он передает дело в руки подросших младших братьев Петра и Дмитрия и уезжает в Петербург, а затем за границу на лечение.

В.П. Боткин.
Последние 10 лет его жизни были особенно тяжелыми: давно подорванное здоровье все ухудшалось, а в начале 1861 г. пошатнулось окончательно. Василий Петрович медленно угасал, теряя зрение, способность двигаться, чувствовать. Накануне дня смерти в своей роскошно отделанной квартире в Петербурге Боткин заказал себе к следующему утру музыкальный квартет и долго обсуждал его программу. Он скончался утром в 7 часов 10 октября 1869 г. под звуки Бетховена - да так тихо, что ухаживавший за ним камердинер не заметил агонии.

Погребен был Боткин в Москве, на кладбище Покровского монастыря. Он оставил по завещанию 70 тыс. руб. на благотворительные цели, главным образом на поощрение науки и искусства.
Про него читайте тут: http://www.ng.ru/style/1999-09-21/botkin.html

2.Николай Петрович (1813-1869) почти всю жизнь провел в путешествиях. В Риме он близко сошелся с Н.В.Гоголем и художником А.А. Ивановым. Особенно близкие отношения установились у Николая Петровича с Гоголем, который звал его «добрым малым». В 1840 г. Боткин буквально спас от смерти тяжело заболевшего писателя. Он нашел его в Вене страдающим от приступов жесточайшей лихорадки. Николай Петрович вывез Гоголя из гостиничных номеров, устроил у себя, выхаживал и потом поехал с ним в Рим. Смерть Николая Боткина была безвременной. Он погиб от несчастного случая в мае 1869 г. (в том же году, что и старший брат), в Будапеште, возвращаясь на родину из далекого путешествия по Египту, Палестине и Сирии.

Дальше я буду писать про каждого сына Петра Кононовича отдельный пост. Чтобы было не так объемно и все разложилось по полочкам.

Надеюсь будет больше картинок в них.
Портретов первых Боткиных я нашла мало.

Tags: Боткины, Ивановская горка, Старая Москва
Subscribe

  • Бухарест - часть 2

    Ну вот теперь есть время продолжить рассказ о Румынии. Продолжим рассказ про Бухарест. В нем еще осталось немного памятников построенных в…

  • Два шедевра Бухареста рубежа 19-20 века

    Продолжаю свои заметки про Румынию. На большой пост времени нет. Поэтому будет несколько про Бухарест. После Брынковянского стиля в Бухаресте мы…

  • Дворец Могошоая

    В начале ноября 2019 года я ездила с "Москва которой нет" в Румынию. Сбылась моя мечта поехать куда нибудь с чудесными искусствоведами Андреем…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments

  • Бухарест - часть 2

    Ну вот теперь есть время продолжить рассказ о Румынии. Продолжим рассказ про Бухарест. В нем еще осталось немного памятников построенных в…

  • Два шедевра Бухареста рубежа 19-20 века

    Продолжаю свои заметки про Румынию. На большой пост времени нет. Поэтому будет несколько про Бухарест. После Брынковянского стиля в Бухаресте мы…

  • Дворец Могошоая

    В начале ноября 2019 года я ездила с "Москва которой нет" в Румынию. Сбылась моя мечта поехать куда нибудь с чудесными искусствоведами Андреем…