Ирина Левина (il_ducess) wrote,
Ирина Левина
il_ducess

Category:

Княжна Марина Петровна Романова

Натолкнулась сегодня на это старое фото


С фотографии на меня смотрела красавица дочь Великого Князя Петра Николаевича

(кто не знает: родного брата в. кн. Николая Николаевича -верховного главнокомандующего, сына в. кн. Николая Николаевича-старшего)
и великой княгини Милицы Николаевны

(помните сестры черногорские)

И захотелось мне узнать ее судьбу. Ведь она была молоденькой девушкой, когда случилась революция.
В 1918 году она как и вся ее семья жила в их имении крымском Дюльбер.


Читаем про нее в Википедии.
Марина Петровна родилась 28 февраля/11 марта 1892 года в Ницце . В детстве вместе с родителями подолгу жила за границей и в Крыму, в 1919 с ними же уехала в эмиграцию — в Италию, затем во Францию. 4 февраля 1927 в Антибе вышла замуж за Александра Голицына (1886—1974), сына Николая Дмитриевича Голицына, последнего председателя Совета министров императорской России. С мужем проживала во Франции недалеко от Тулона. Детей не имела.

Увлекалась живописью, брала уроки рисования в Ялте и у профессора Кордовского в Санкт-Петербурге. Во время Первой мировой войны была сестрой милосердия в войсках около Трабзона. В эмиграции Марина Петровна занималась литературной деятельностью. В 1926 году в Париже вышла ее книга «Легенды крымских татар» с ее 4-мя раскрашенными иллюстрациями в технике шелкографии тиражем 126 экз (Romanoff M. Legende tartare de Crimee. Paris, 1926). Это поэтическая переработка легенды о любви Ненекеджан-ханым, дочери хана Тохтамыша, и Едыгея-хана Ногайского .

Скончалась Марина Петровна 15 мая 1981 в Six-Fours-les-Plages, департамент Вар, Франция; похоронена на русском кладбище Кокад в Ницце.


А еще я прочла про нее у князя Олега Волконского:
Однажды - стук в дверь. Заходит стройная дама очень высокого роста, очень представительная, с необыкновенно большими и выразительными глазами. Одета она была просто и элегантно.



Мне представился один их тех редких и счастливейших моментов в жизни, когда чувствуешь, что находишься в присутствии человека, о котором никогда не забудешь.

Княжна императорской крови, правнучка императора Николая I, Марина Петровна была дочерью великого князя Петра Николаевича и племянницей великого князя Николая Николаевича, главнокомандующего русскими войсками во время Первой Мировой войны. Оба брата, великие князья, были женаты на черногорских принцессах сестрах: Петр Николаевич - на Милице, Николай Николаевич на - Анастасии. Марина Петровна приходилась кузиной Государю Императору Николаю II.

О жизненном пути Марины Петровны и о судьбе ее семьи я узнал от нее не сразу, а с течением времени, но остановлюсь на некоторых фактах сейчас. Марина Петровна была замужем за князем Александром Голицыным. Жили Голицыны в Провансе, на юге Франции недалеко от города Тулона. Когда Марина Петровна приезжала в Париж, она всегда заходила к тете Асе. У дяди Шуры и тети Аси был маленький участок земли рядом с домом Голицыных, где они уже многие годы собирались построить домик, но средства все не позволяли.
Дом Голицыных и сад, окружающий его, носил название Bastide Galitzine. Средневековое слово «бастид» означает населенный пункт, как правило, укрепленный крепостными каменными стенами, и относится специфически к юго-западной Франции. Этот дом был подарком последнего короля Италии Виктора Эманнуила в 1930-х годах, который был дальним родственником Марины Петровны по материнской черногорской линии. После того, как король лишился короны и родины в 1946 году, он поселился в Швейцарии. «Бедный Виктор Эманнуил сам приезжал к нам в гости», - вспоминала Марина Петровна.

Бастид Голицыных стоял (и по сей день стоит) на склоне горы в двух-трех километрах от рыбацкой деревушки Ле Брюск. Оттуда открывалась великолепная панорама Средиземного моря. Архитектура дома была своеобразной. Дом был разделен на две половины. Их соединял крытый мост над аркой - подобие знаменитого моста Риальто в Венеции. Первая и нижняя часть дома состояла из маленького старинного коттеджа. Вторая часть состояла из квадратной гранитной башни, как в средневековом замке. Первый этаж башни служил парадной комнатой. Второй этаж, куда вела повисшая в воздухе лестница, уже несколько лет находился в стадии строительства.

Но главное, что отличало Бастид Голицыных - это маленькая православная часовня, стоявшая рядом, и которая могла вместить человек двадцать-тридцать. Эту часовню княгиня построила сама, камень за камнем.

На территории Прованса можно найти немало развалин старинных замков и монастырей. Марина Петровна их выискивала по картам, архивам, рассказам краеведов и ездила туда собирать «стройматериал» для своей часовни. Получился маленький шедевр православной церковной архитектуры. Другие архитектурные элементы – колонны, арки, барельефы - украшали «башню» и разные части дома и часовни.

Помимо увлечения архитектурой и строительством Марина Петровна занималась литературой и наукой. Она работала над антологией старинных провансальских баллад и рождественских колядок под названием «La Sainte Nuit» - «Священная Ночь». «Манускрипт» этой книги Марина Петровна иллюстрировала собственной рукою. Научная деятельность заключалась и в разработке нового вида электронной аппаратуры – плоского экрана для телевизора (уже тогда!), не искажавшего образ на экране. Княгиня говорила, что идея для ее изобретения явилась ей во сне. Она также жаловалась на то, что у нее уходило больше времени на переговоры с адвокатами и специалистами по патентному праву, чем на саму разработку.

Такой широкий круг интересов Марины Петровны оставлял мало времени на хозяйственные дела. Ими занимался в основном князь Голицын. Он ездил на своем маленьком Ситроене «Deux Chevaux» («Две лошадки») в деревню за покупками и поддерживал, как мог, чистоту в доме. Раз в неделю к ним приезжала уборщица – милая русская женщина. Но это мало чем помогало. Поддерживать порядок и чистоту в таком сооружении, как Бастид Голицыных, идеальном для накопления пыли, было делом героическим.

Хотя Голицыны жили в доме, который уже тогда имел немалую рыночную стоимость, жили они, «как бедняки», говорила Марина Петровна.

Я потом несколько раз гостил летом у Голицыных. Иногда я наталкивался на необычные вещи. Стелешь себе простыню и видишь на ней в углу вышитый царский вензель. Роешься на кухне в поисках чайной ложечки и среди самых дешевых жестяных в руки вдруг попадается золотая с царскими инициалами. В «башне» на стене висел огромный двуглавый орел, выделанный из черного дерева с позолоченными когтями и короной. Размах его крыльев достигал, наверное, около двух метров.

Впрочем, когда Голицыны куда-то уходили, они часто забывали закрывать дверь на ключ. И никто за все эти годы их не ограбил. «Dieu protegе les innocents» - «Бог хранит невинных», - говорится в старинной пословице, которую с улыбкой повторяла княгиня.

Часто мы засиживались допоздна на веранде, над которой нависала как купол крона высокой сосны. Княгиня ставила на стол кувшин совсем недорого, но отличного местного вина. Месяц отражался в море. С неба тихо смотрели звезды. Говорили в основном о России.

И откуда эти предметы и символы царского богатства и славы?

Марина Петровна рассказала мне в общих чертах историю того, как эти вещи попали в далекую деревушку на юге Франции, и при каких обстоятельствах она и ее близкие покинули Родину.

После падения династии Романовых довольно большая группа ближайших родственников последнего Российского Императора волею судеб оказалась в Крыму. В эту группу входили среди других его мать, вдовствующая императрица Мария Федоровна, великий князь Николай Николаевич, главнокомандующий русскими войсками в Первую Мировую войну, его брат, великий князь Петр Николаевич, генерал-инспектор инженерных войск, великий князь Александр Михайлович, основатель русской военной авиации, члены их семей и другие.

Марина Петровна рассказывала, что ее отец, Петр Николаевич, всегда был, как бы в тени своего более прославленного брата, хотя он был равен с ним по своему гигантскому росту (что Марина Петровна унаследовала от отца). Хотя Петр Николаевич исполнял честно свои обязанности генерала-инспектора инженерных войск, военная служба лежала тяжелым бременем на нем. Это объяснялось состоянием его физического здоровья и его характера. По натуре он тяготел к литературе и искусству - особенно к архитектуре. Он очень увлекся строительством своего дворца Дюльбер в Крыму. Дворец был построен как крепость с башнями и массивными стенами в мавританском стиле. «Никогда не знаешь, что будет», - говорил он. В этом отношении он, может быть, был самым дальновидным из всех Романовых. Потом башни и стены Дюльбера действительно пригодились.

Вот такая вот судьба...
Tags: Романовы, княжна Марина Петровна
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments